El Mundo: Нефтегазовые войны

El Mundo: Нефтегазовые войны

 Раньше мы полагали, что развивающиеся страны будут использовать энергоносители как оружие против промышленно развитых по той простой причине, что первые в основном являются их производителями, а вторые – потребителями, в первую очередь нефти и газа, - пишет испанское издание El Mundo.
 
Однако сейчас положение, похоже, начинает меняться. Новые технологии меняют рынок углеводородов. Нетрадиционные нефть и газ, разработанные в США, распространяются по всему миру. В то же время, цена на классическую нефть останется дорогой, в районе 100 долларов США за баррель. Это означает, что все больше месторождений становятся рентабельными.
 
Одно из последствий заключается в том, что структура мировой власти также претерпевает изменения. И это сказывается на отношениях между странами. На настоящий момент в выигрыше находятся США и Канада, а несут потери Япония и Польша. В среднесрочной перспективе это также принесет пользу Венесуэле, Аргентине, России и Израилю, в то время как ближневосточные страны члены ОПЕК понесут потери.
 
Наиболее наглядно это проявилось в прошлом месяце, когда администрация Барака Обамы в очередной раз заявила Японии о том, что не даст разрешения на экспорт природного газа в эту страну. США превращаются в экспортера этого источника энергии, однако Вашингтон не хочет, чтобы газ покидал пределы национальной территории. С одной стороны, причина заключается в том, что хочет обеспечить собственные потребности недорогим газом. А с другой стороны, он отдает себе отчет в том, что наконец-то тоже обладает энергетическим оружием, с помощью которого можно оказывать давление на весь мир.
 
И вот здесь-то в игру вступает Япония. «США не будут продавать газ Японии до тех пор, пока Токио не снимет ограничения на импорт американских автомобилей. Кроме того, сейчас это имеет ярко выраженную политическую окраску. Бараку Обаме необходимо показать государствам с развитой автомобильной промышленностью, что он готов защищать интересы этой отрасли», пояснил в ходе телефонного разговора специалист в области нефтегазовой промышленности Эрик Уоткинс (Eric Watkins), сотрудничающий с сайтом Oil Diplomacy. Избиратели штатов Огайо и Висконсин –в меньшей мере Айовы- могут проголосовать за Обаму или за Ромни. Именно в этих штатах расположено много автомобилестроительных заводов, а также имеет очень сильные позиции объединенный профсоюз работников автомобилестроительной промышленности (UAW). У президента США совершенно нет причин ставить под удар свое переизбрание из-за проекта по продаже газа, который в лучшем случае сможет обрести реальные очертания через пять лет.
 
Таким образом, президентские выборы в США оказывают прямое влияние мировой газовый рынок. И отрицательно сказались на Японии в тот момент, когда эта страна оказалась особенно уязвимой в силу того, что после аварии на Фукусиме Токио приостановило работу всех атомных электростанций. Тем не менее, всего лишь по прошествии трех недель после того как США в очередной раз отказали Японии в поставках природного газа, она решила возобновить работу своих АЭС. Причина проста: стоимость американского газа едва достигает 13% от цены того, который импортирует Япония. Если США не продают ей газ, то издержки Японии вследствие отказа от использования АЭС могут оказаться слишком высокими.
 
Разумеется, и США также не желают почивать на лаврах. Обама решил отложить до поствыборного периода принятие окончательного решения о строительстве нефтепровода Keystone XL, который позволит увеличить поток нефти, поступающей из канадского Форта Мак-Мюррей и получаемого из так называемых битумных песков. Отложенное решение Обамы оказало немедленное влияние на Канаду, которая тут же заявила о строительстве нефтепровода из провинции Альберта, где находится Форт Мак-Мюррей, до Британской Колумбии, чтобы таким образом иметь возможность экспортировать свою нефть в Азию.
 
Другие «войны»
 
Однако эти войны – не единственные, которые ведутся на новой мировой карте нефти и газа. Вот уже несколько лет Польша пытается наладить свое собственное производство нетрадиционного газа с помощью метода гидравлического дробления. При этом Варшава преследует не только экономические, но также и стратегические цели, стремясь уменьшить свою зависимость от России, от которой она получает 60% необходимого ей природного газа.
 
В понедельник на прошлой неделе компания Exxon Mobil сообщила о прекращении разработки газовых месторождений в Польше. Официально приведенная причина носила чисто технический характер (залежи газа в Польше недостаточно большие, и потому нерентабельные), но каким-то необъяснимым образом сообщение об этом поступило через четыре дня после того, как Exxon Mobil подписала с российским государственным холдингом «Роснефть» соглашение о совместной разработке месторождений нетрадиционной нефти и газа в Арктике.
 
До последнего времени Москва напрочь отвергала идею о перспективах нетрадиционных нефти и газа. Однако сейчас руководство России во главе с Владимиром Путиным понимает, что у них тоже огромные запасы нефти и газа этого вида, но единственными, у кого есть технологии их разработки, являются американцы.
 
Еще одна страна, которая обладает огромными возможностями извлечь немалые дивиденды из этой новой эры нефти и газа, это Венесуэла, обладающая запасами нефти, подобной той, которую добывают в Fort McMurray, но только в еще больших количествах. Специалисты British Petroleum даже считают, что по запасам нефти Венесуэла стоит впереди Саудовской Аравии. И наконец, Аргентина, благодаря месторождениям Vaca Muerta (в значительно степени национализированных у Repsol) могла бы стать третьей (после США и Китая) страной в мире по запасам природного газа.
 
Изменения
 
Убытки понесут традиционные производители нефти, в первую очередь страны ОПЕК, чей контроль над рынком сокращается (хотя и не исчезнет). Дело в том, что месторождения традиционной нефти и газа появляются в других местах. Например, на востоке Африки. У берегов Бразилии. А также в Средиземном море, на Кипре, где израильские геологи обнаружили газ. Благодаря этому газу, Греция может сократить свою зависимость от поставок российского газа, а Израиль – добиться серьезной энергетической независимости в тот момент, когда Египет угрожает прекратить ему поставки газа.
 
Являются ли эти изменения структурными? Возможно. Действительно, одна из отличительных особенностей нефтегазовой промышленности состоит в достаточно частом появлении месторождений, которые вроде бы должны изменить мировой рынок, однако они его не изменяют. Это наблюдалось на Аляске и в Северном море в 70-е годы прошлого века, в 90-е годы и в первом десятилетии нынешнего века в Каспийском море, России и Средней Азии (Казахстан, Туркменистан).
 
Некоторые из вышеописанных изменений – как, например, открытие новых месторождений – не представляют собой структурных изменений. Однако нетрадиционные нефть и газ являются результатом появления новых технологий. А вместе с ними – и геополитики углеводородов, определявшей направление развития мировой экономики в течение последних четырех лет.

  • Дата публикации: 26.06.2012
  • 400

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться