Каспий: новый поворот в конкуренции трубопроводов

Каспий: новый поворот в конкуренции трубопроводов

Идею реализации проекта NABUCCO с небывалым энтузиазмом поддерживал и госдеп США, и члены Евросоюза, рассчитывавшие получить газ «альтернативный» российскому. Долгая борьба вокруг проекта вступила в новую фазу весной 2012 года. Многолетнее повторение волшебного названия «NABUCCO» не решило одной проблемы – не удалось определиться с источниками получения газа. Снижение интереса к проекту из-за нехватки газа для заполнения трубы изменило и отношение США к проекту в целом. Об этом с статье для для Iran.ru пишет Виктор Надеин-Раевский.
 
Как известно США изначально отдавали предпочтение NABUCCO однако постепенно американская администрация изменила свою позицию, и в настоящее время стала поддерживать так называемый Южный коридор, который и должен стать в будущем основным маршрутом транспортировки газа из Азербайджана в ЕС через Грузию и Турцию. В то же время Вашингтон остается наиболее ярым сторонником идеи поставок газа в Европу из Центральной Азии, и, в первую очередь, из Азербайджана в обход России. Именно этот фактор считается ключевым в обеспечении европейской энергобезопасности и снижении энергетической зависимости Европы от России.
 
Ричард Морнингстар – спецпосланник США по вопросам энергетики в Евразии, объясняет, что три года назад США были ориентированы именно на NABUCCO. Однако постепенно стало ясно, что для полного заполнения трубопровода NABUCCO не хватает газа и «поэтому наша политика сейчас направлена на поддержку Южного коридора». При этом до февраля 2012 года между четырьмя проектами, входящими в Южный коридор шла конкуренция. Так, NABUCCO и поддерживаемый BP проект трубопровода Юго-восточная Европа (SEEP) планировали доставку газа в Центральную Европу, возможно, до Австрии, в то время как Трансадриатический газопровод (TAP) и ITGI поставляли бы газ до Италии.
 
Вместе с тем все эти проекты ориентированы на один источник – Азербайджан. В феврале 2012 года консорциум «Шах-Дениз» исключил из претендентов проект Интерконнектор Турция-Греция-Италия (ITGI), что стало важным сдвигом в конкурентной борьбе. Соответственно исключение проекта ITGI увеличило шансы TAP. При этом одним из инвесторов TAP является Norway's Statoil, состоящая в консорциуме «Шах-Дениз», впрочем, как и BP.
 
В свою очередь и судьба TAP зависит от возможностей месторождения «Шах-Дениз». Газопровод предназначен для транспортировки от 10 до 20 млрд кубометров газа в год, а любой меньший объем транспортировки поставит под вопрос и этот проект. Таким образом все зависит от того насколько крупными окажутся поставки при разработке «Стадии-2» этого месторождения. Именно поэтому обеспечение газом проектов Южного коридора связывают с идеей экспорта туркменского газа по дну Каспия.
 
Следует напомнить, что изначально сама идея строительства NABUCCO опиралась на поставки газа из Ирана. Это наиболее крупный источник получения природного газа. Однако позиция США, категорически выступающих против сотрудничества с Ираном в нефтегазовой сфере, однозначно выводит иранский газ за рамки проектов поставок «голубого топлива в Европу.
 
Вместе с тем дефицит поставок газа, «альтернативного» российскому, потребовал и новых источников поставок. Напомним, что в сентябре 2011 года Европейский Союз выдал Европейской комиссии (ЕК) мандат для ведения переговоров с правительствами Туркмении и Азербайджана по поставкам каспийского газа в Европу. Два раунда переговоров были проведены в 2011 году. В марте 2012 года в Брюсселе прошла трехсторонняя встреча по Транскаспийскому газопроводу. О достигнутых успехах на состоявшейся встрече и о запланированной на следующий месяц очередном таком мероприятии на правительственном заседании сообщил директор Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов при президенте Туркмении Ягшигельды Какаев. В свою очередь президент Туркмении Гурбангулы Бердымухамедов отметил ответственный подход Туркмении к вопросам международного сотрудничества в энергетической сфере, «в области создания многовариантной газотранспортной системы, а также продвигая свои международные инициативы в области обеспечения всеобщей энергетической безопасности».
 
Таким образом, Туркмения вошла в состав важных игроков на энергетическом поле Европы. Соответственно ЕС рассматривает будущие поставки туркменского газа, как важную альтернативу российским. В развитие этой идеи в середине марта в Берлине прошла международная конференция «Туркмения-Европа: перспективы сотрудничества», в которой приняли участие представители компаний Exxonmobil, Eni, CNPS, Petronas, Burried Hill, RWE Dea AG, Wintershall Holding GmbH, ИТЕРА. В конференции участвовали представители Европейской комиссии, Энергетической Хартии, Государственного департамента США. С туркменской стороны в конференции приняли участие руководители и специалисты нефтегазового комплекса, химической промышленности и Института нефти и газа.
 
В поддержку «Южного газового коридора» уже в нынешнем, 2012 году Баку, Ашхабад и ЕС планируют подписать политический документ и, самое важное – межправительственное соглашение по Транскаспийскому газопроводу. Об этом заявил министр промышленности и энергетики Азербайджана Натиг Алиев в конце марта. Впрочем, уже 4 апреля 2012 года президент Госнефтекомпании Азербайджана (ГНКАР) Ровнаг Абдуллаев скорректировал позицию, заявив, что «Азербайджан фактически не является участником проекта Транскаспийского газопровода». При этом Азербайджан может рассмотреть возможность обеспечения транзита газа через свою территорию, но лишь после того, как Евросоюз и Туркменистан договорятся по этому проекту.
 
Связана ли корректировка позиции Азербайджана с негативным отношением к прокладке «Транскаспийского газопровода» со стороны России и Ирана, покажет будущее. Между тем, представители «каспийской пятерки» продолжают работу по подготовке Конвенции о правовом статусе Каспия. По словам Статс-секретаря – заместителя министра иностранных дел России Григория Карасина, «открытые вопросы еще есть, но их становится все меньше». Российский дипломат отметил, что эксперты прикаспийских государств «работают в конструктивной атмосфере, тщательно отрабатывая формулировки будущей конвенции». Очередное заседание Специальной рабочей группы по разработке Конвенции о правовом статусе Каспийского моря планируется провести в Туркменистане в апреле – июне 2012 г. Продолжаются переговоры о подготовке механизма введения моратория на вылов осетровых видов рыб на Каспии, готовится проект Соглашения о сохранении запасов осетровых видов рыб в Каспийском море.
 
Таким образом, Туркмения стремится договориться о прокладке транскаспийского трубопровода на Западе и, с его помощью, не дожидаясь определения статуса Каспия, «выкрутить руки» партнерам по переговорам. При этом туркменская сторона делает вид, что никаких правовых документов, определяющих статус этого озера-моря, не существует. Как напомнил на мартовской пресс-конференции Г.Карасин «на сегодняшний день правовой статус Каспийского моря регулируется советско-иранскими договорами 1921 и 1940 гг., по которым на Каспии существует 10-мильные зоны, где прибрежное государство пользуется исключительным правом на рыболовство». При этом во всей каспийской акватории все суда прикаспийских государств пользуется свободой судоходства. Конечно как будет урегулирован режим использования шельфа Каспия и водной глади зависит от договоренностей сторон, хотя уже сейчас частично решен вопрос о линиях раздела шельфа, по крайней мере, в северной части Каспия.
 
Оставшиеся вопросы по разделу шельфа в южной части каспийского бассейна пока еще не урегулированы, а это может создать взрывоопасную обстановку при игнорировании кем-либо из участников переговорного процесса и интересов партнеров по переговорам. В первую очередь это касается как проекта NABUCCO, так и обеспечения туркменским газом других аналогичных проектов.
 
Между тем продолжается процесс подготовки строительства конкурирующего с NABUCCO «Южного потока». По данным «Газпрома» завершена подготовка проектных документов для газотранспортной системы «Южный поток». Своевременное завершение подготовки проектной документации по строительству первого этапа газотранспортной системы Южный коридор является важной вехой развития проекта «Южный поток». Начало строительства системы планируется на декабрь 2012 года и предусматривает строительство более чем 500 миль трубопровода.
 
Однако и у этого проекта есть свои сложности. Евросоюз ужесточает политику диктата потребителей на газовом рынке, стремясь поставить российский экспорт газа как через будущий газопровод «Южный поток», так и через уже существующие газотранспортные системы, в зависимость от политических решений Брюсселя. 28 марта в Европарламенте состоялся круглый стол на тему «Укрепление энергетических связей между Россией и ЕС», который был посвящен обсуждению промежуточных итогов и перспектив энергетического сотрудничества между Россией и Евросоюзом и, соответственно, возникающим при этом проблемам и способам их преодоления.
 
С российской стороны в работе этого форума принял участие замминистра энергетики РФ Анатолий Яновский, а со стороны ЕС – глава директората Еврокомиссии по энергетике Филипп Лоу. Российская сторона и представители Европарламента обсуждали вопросы применения странами ЕС «третьего энергопакета». В вопросах, касающихся сооружения «Южного потока» обсуждалось создание нормативной базы для реализации проектов по строительству трансграничной инфраструктуры и, прежде всего, газопроводов.
 
Третий энергетический пакет, принятый ЕС в 2009 году включает шесть законодательных актов, которые предусматривают ограничения на деятельность вертикально-интегрированных компаний в энергетическом секторе. Главное требование третьего энергопакета ЕС – это разделение бизнеса по добыче и транспортировке энергоносителей.
 
Соответственно, в российском «Газпроме» считают, что все эти нововведения направлены именно против него, как главного поставщика трубопроводного газа в Европу. На практике получается, что защищая интересы потребителей, ЕС игнорирует интересы производителей и поставщиков энергосырья. Российские энергетические компании в соответствие с новыми требованиями ЕС попадают под ряд ограничений. Например, российские компании не пускают в газораспределительные сети.
 
Поэтому в рамках энергетического диалога российская сторона предлагает присвоить проекту «Южный поток» особый статус трансграничной европейской сети (Trans European Network, TEN), который позволил бы вывести газопровод из-под действия третьего энергопакета ЕС, требующего предоставлять доступ к трубе третьим лицам.
 
Дискуссии на форуме не ограничивались проблемами сотрудничества в области экспорта газа и нефти. Обсуждалось развитие связей в электроэнергетике, а также немаловажная проблема дальнейшего сотрудничества регулирующих органов ЕС и России. Однако насколько удалось продвинуться в области взаимопонимания? Генеральный директор директората Еврокомиссии по энергетике Филипп Лоу конечно отметил и важность политического диалога между РФ и ЕС и то, что все возникающие проблемы необходимо решать как на политическом, так и на коммерческом уровнях. Защищая позицию европейцев, Филипп Лоу заявил, что Третий энергетический пакет ЕС призван обеспечить более высокую степень конкуренции на рынке - страны ЕС не должны зависеть от одного источника энергопоставок.
 
В Европарламенте полагают также, что для снижения рисков, связанных с торговлей и инвестициями в области энергетики, в частности в том, что касается отношений между поставщиком и получателем газа, Россия должна ратифицировать Энергетическую хартию. Однако, вся проблема заключается не в Хартии, как таковой, а в ДЭХ – Договоре к Энергетической Хартии, основные положения которого дискриминационны по отношению к производителям энергоресурсов.
 
Рассматривая состояние отношений в области энергодиалога, приходится констатировать, что, по мнению евробюрократов, Россия, обязана подчиняться диктату ЕС и принять условия сотрудничества, выгодные исключительно потребителям энергетических ресурсов. Вместе с тем, несмотря на то, что на данный момент отношения с ЕС остаются на прежнем уровне важно продолжать диалог с ЕС в области энергетического сотрудничества. С другой стороны, «продавливание» конкурирующих газотранспортных проектов европейскими партнерами изначально нацелено на снижение конкурентоспособности российских маршрутов и снижение цен на газ. Правда, это не касается конечных потребителей российских энергоресурсов в Европе.
 
Немаловажно и то, что Запад сам создал проблему нехватки «альтернативных» источников, выводя Иран за рамки энергетического сотрудничества. При этом отметим и другое: потребности в природном газе со стороны европейских потребителей будут возрастать и в дальнейшем, а использование иранского газа сумело бы снять остроту проблемы.

  • Дата публикации: 12.04.2012
  • 177

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться