Limes: Энергетические игры прибалтийских стран

Limes: Энергетические игры прибалтийских стран

 Несмотря на Третий энергетический пакет Европейского союза, а может быть, по его причине Эстония, Латвия и Литва, кажется, собираются столкнуться в области наиболее дорогой для них темы: энергетической независимости.
 
Процесс энергетического освобождения прибалтийских государств от Российской Федерации обнажает подковерные конфликты и труднопредсказуемый политико-стратегический поворот. За фасадом единодушия между тремя странами, кажется, скрывается намерение проводить автономную политику. Вовлеченные в игру актеры соперничают в различных областях.
 
Атомная электростанция умерла, да здравствует атомная электростанция
 
После закрытия Игналинской атомной электростанции 31 декабря 2009 года в целях соблюдения условий договора о присоединении страны к ЕС, Литва оказалась в полной зависимости от снабжения российским газом.
 
Среди контрмер, взятых на вооружение, прежде всего, фигурирует ускорение строительства новой атомной Висагинской электростанции неподалеку от предыдущей, находящейся в стадии демонтажа. Этот проект разрабатывается вот уже десятилетие, 8 марта 2006 года он завершился принятием меморандума между тремя энергетическими компаниями (Lietuvos energija, Eesti energia и Latvenergo) трех прибалтйских стран, вовлеченных в строительство новой атомной электростанции. К проекту впоследствии присоединились поляки (Polska grupa energetyczna - Pge) . Была создана компания по строительству Висагинской атомной электростанции, в которой участвуют инвесторы и литовское правительство.
 
Тем не менее, первое препятствие пришло со стороны Польши. 9 декабря Томаш Задрога, руководитель Польской энергетической группы отказался от участия своей компании из-за «неприемлемых условий в нынешней стадии». Несмотря на то что литовский министр энергетики Арвидас Секмокас поспешил заявить, что решение поляков не повлияет на развитие проекта, действующий исполнительный глава проекта Вае Римантас Ваиткус (Vae Rimantas Vaitkus) сказал, что он «удивлен» этим решением, как удивлены и представители стратегического инвестора, японцы из компании Hitachi-General electric.
 
Другая контрмера, принятая Литвой, касается немедленного присоединения к Третьему энергетическому пакету ЕС. Среди различных мер, которые пакет предписывает соблюдать компаниям, действующим в газовой сфере, является разделение собственности между владельцами сетей и теми, кто занимается снабжением. Такому разделению сильно противится Газпром, который контролирует 37,1% компании Lietuvos dujos, основного оператора по транспортировке, распределению и продаже газа. Согласно планам Литвы, разделение должно быть завершено к 31 октября 2014 года. Эта мера преследует вполне ясную цель: позволить поставщикам выйти на рынок через сеть уже существующих газопроводов, от собственности на которую должна будет отказаться Lietuvos dujos. Основное условие для выполнения инициативы — строительство терминала для хранения сжиженного природного газа, что является яблоком раздора между тремя прибалтийскими странами.
 
Регазификатор раздора
 
Проект строительства регазификатора в балтийском бассейне возник давно. С российской стороны Газпром начал исследовать вопрос о возможности его создания, начиная с 2004 года, с намерением построить его в Приморске (Ленинградская область). С этой целью было создано швейцарское совместное предприятие между Газпромом и Совкомфлотом (Baltic Lng Ag). После четырех лет, проведенных в изучении возможностей такого строительства и оценках влияния на окружающую среду, к чему добавился конкретный интерес, проявленный различными компаниями (среди них Eni), было решено отказаться от проекта из-за риска нанесения ущерба природе, а главное из-за растущего интереса к газопроводу «Северный Поток».
 
По другую сторону баррикад Эстония, Латвия и Литва надеются построить на своей территории терминал для сжиженного газа, применяя все меры в борьбе за привлечение европейского финансирования для реализации проекта.
 
Хотя Эстония и Латвия освобождены от процедур по разделению собственности, поскольку их сети напрямую не связаны с трубопроводами других стран-членов ЕС, эстонское правительство последовало примеру литовского, одобрив проект закона о процедуре раздела. В жертву этой мере будет принесена компания Eesti gaas As, основными акционерами которой являются Газпром (37,02%) и E.On Ruhrgas (33,66%). Главной причиной подобных мер является та же, что и у Литвы. Представители компании готовы подняться на баррикады, а эстонское правительство слишком занято защитой закона, направленного на диверсификацию источников энергетического снабжения. Разумеется, этот план должен увенчаться строительством терминала для сжиженного газа.
 
Распри между прибалтийскими странами достигли максимального политического уровня. Бывший латышский министр экономики Артис Кампарс несколько месяцев тому назад выдвинул предложение построить регазификатор в Латвии, изобразив свою страну естественным местом для осуществления такого проекта в связи с ее географическим положением и геологическоим устройством: геологические породы возле местечка Inčukalns якобы как нельзя более подходят для хранения газа. Эта кандидатура разбилась о твердое «нет» литовского президента Далии Грибаускайте, которой вторил месяц назад и премьер-министр Андриус Кубилиус. Он постановил, что в 2014 году Литва будет иметь свой терминал сжиженного газа. Чтобы не отстать в соревновании, эстонская компания Eesti energia уже опубликовала исследование, согласно которому, строительство регазификатора вне территории страны не принесет никакой экономической выгоды. В самой северной из трех прибалтийских стран предприятие Balti gaas Oü проектирует терминал сжиженного газа на небольшом расстоянии от Таллинна.
 
С другой стороны, кажется, Латвия располагает еще и другими рычагами, чтобы ослабить энергетические поползновения Литвы. Одним из них является угрожающее отсутствие введения в действие Плана взаимосвязанного балтийского энергетического рынка (Bemip). Это амбициозный проект синхронизации энергетических прибалтийских сетей в контексте стратегии Европа 2020. Этой интеграции особенно добивается Литва, которая, возможно, по этой причине вовлечена в торговлю с Ригой по поводу регазификатора. Латышский министр экономики Даниэлс Павлютс использовал жесткий прием, заявив на Совете министров ЕС по энергетике, что Латвия попытается остаться связанной с российской энергетической системой.
 
Его литовский коллега Секмокас несколько недель тому назад пытался сгладить трения, призывая Европейскую комиссию разрешить конфликт между прибалтийскими странами по поводу строительства терминала СПГ. Еще в конце декабря латышский премьер-министр Валдис Домбровскис критиковал Эстонию и Литву за то, что они подвергли сомнению «очевидный» выбор Риги как идеального места для строительства столь желанного регазификатора.
 
Позицию Латвии можно интерпретировать по-разному. Вслед за встречей, состоявшейся в середине ноября, премьер Домбровскис предложил отклонить проект строительства литовского регазификатора в пользу создания трубопровода между Польшей и Литвой, сбив с толку своих соседей предложением, которое было не лишено логики. Действительно, Польша уже соединена с немецкой сетью, а продление трубопровода до самой южной из прибалтийских республик может представлять собой диверсификацию энергетических источников, как того хотят литовцы.
 
План, возможно, направлен на то, чтобы расчистить поле от препятствий, которые стоят между Латвией и терминалом СПГ. Тем не менее, в нем есть некоторая несовместимость с практической, политической и стратегической точек зрения.
 
При первом рассмотрении отношения между Польшей и Литвой довольно напряженные из-за предприятия Orlen lietuva. Раньше оно называлась Мажейкю нафта (Mažeikių nafta). Сегодня это единственный балтийский нефтеперерабатывающий завод, контролируемый польской нефтяной компанией Pkn Orlen, которая недавно пыталась лишить его инвестиций, спровоцировав применение различных способов защиты, направленных на сохранение деятельности предприятия.
 
В политическом плане, пока Литва и Эстония не готовы отказаться окончательно от строительства собственных терминалов СПГ, стоит заметить, что Латвия, которая несомненно сохранила наиболее тесные связи с Москвой, кажется, сформулировала предложение с целью расстроить фронт поддержки строительства регазификатора, подтвердив опасения соседних стран по поводу ее возможного обращения в одностороннем порядке в сторону евразийского гиганта.
 
Наконец, предложение кажется стратегически «мертворожденным», так как оно не принимает в должное рассмотрение будущие сценарии. Российская Федерация в настоящее время на 30% снабжает газом немецкий рынок, а прогрессивное увеличение объемов газа, текущего по трубопроводу «Северный Поток», который соединяет Выборг и Гра́йфсвальд в Германии по дну моря, в дальнейшем только увеличит взаимозависимость Европейского союза и России. Начиная с этого года, по трубопроводу будет перебрасываться до 55 миллиардов кубометров газа в год. На заднем плане маячит решение о прекращении деятельности немецких атомных электростанций.
 
Трубопровод Польша-Литва, если даже он будет реализован, не решит подспудных проблем, так как он свяжет между собой нации, все более зависимые от российских поставок.
 
Третий акт: «Северный Поток»
 
Мало того, введение в строй «Северного Потока» в будущем может подорвать важное стратегическое положение Литвы, которое сейчас обеспечивается тем, что трубопровод, который снабжает газом эксклав Калининград, проходит через ее территорию. Действительно, россияне могут принять решение построить ответвление от «Северного Потока», чтобы непосредственно снабжать газом этот участок своей территории, зажатый между Литвой и Польшей, обогнув самую южную из прибалтийских республик и еще больше изолировав ее в плане энергетического снабжения. Речь не идет о сенсационной политике силового давления (machtpolitik); русские уже давно заявили, что раздел собственности сетей Lietuvos dujos в соответствии с Третьим энергетическим пакетом, вынудит ее принять ответные меры, связанные с поставками газа Литве, которая начала новый год с общего повышения тарифов на энергию.
 
Заключение
 
Битва за энергетическую независимость ведется на переднем фронте ненадежными союзниками (прибалтийские страны), вооруженной армией, занимающей доминирующую позицию в осознании собственной силы (Российская Федерация) и дистанционным командованием (ЕС), которое ослаблено известным развитием событий и не стыдится положить под сукно переговоры с противником. Солдаты на поле боя заплатят цену договора?

  • Дата публикации: 18.01.2012
  • 284

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться