Наука – двигатель диверсификации

Наука – двигатель диверсификации

В Казахстане принят новый Закон «О науке». Каким образом его положения будут содействовать разработке и внедрению новых технологий в индустриально-инновационном развитии и диверсификации экономики страны, что ожидать от него предпринимательству? Эти и другие вопросы сегодня активно обсуждаются не только в государственных структурах, научной среде, но и в бизнес-сообществе.

Задача по определению приоритетов и сфер развития науки очень важна. Именно поэтому, согласно новому закону, усиливается роль Высшей научно-технической комиссии при Правитель­стве, которая будет определять ключевые аспекты развития в целях внедрения новых технологий.

Принципиальным нововведением является создание национальных научных советов по приоритетным направлениям развития науки. При этом решения этих советов являются обязательными для исполнения всеми министерствами, по линии которых проводятся научные исследования.

Кроме того, создается Национальный центр государственной научно-технической экспертизы, в состав которого войдут только ученые. Решения этого центра, минуя чиновничий аппарат, будут поступать напрямую к национальным научным советам. Таким образом, создается прецедент – не чиновники будут определять, в каком направлении развиваться далее науке. Вопросы финансирования научных проектов, наиболее востребованных на сегодня, будут решаться непосред­ственно учеными.

Кстати, в соответствии с Программой по развитию инноваций и содействию технологической модернизации на 2010–2014 годы предусмотрено увеличить к 2015 году государственные расходы на науку и инновации до одного процента от валового внутреннего продукта, или в 4 раза от нынешнего уровня. А это значит, финансирование науки сравняется с финансированием армии.

Радуясь перспективам, в то же время необходимо помнить, что, развивая нау­ку, мы должны быть нацелены на конечный результат – внедрение инноваций, новых технологий.

Новые технологии в сельском хозяйстве, медицине, энергетике, обрабатывающей промышленности, в том числе в машиностроении и других отраслях, являются важнейшими факторами, влияющими на развитие страны. И Казахстан делает все для успешной реализации этой амбициозной задачи. Глава государства в своем выступлении на инаугурации в марте текущего года поставил задачу перед страной: войти к 2030 году в число развитых стран.

Эта задача вполне реалистична. В группу индустриальных развитых стран входят государства, имеющие высокий уровень социально-экономического развития, преимущественное преобладание рыночной экономики. Внутренний валовой продукт (ВВП) на душу населения по сопоставимым ценам должен составлять не менее 12 тыс. долларов.

Казахстан в этом плане продвинулся далеко вперед за 20 лет независимости. В Послании Президента народу Казахстана «Построим будущее вместе!» приводятся данные по ВВП на душу населения в РК, превысившему на 1 января 2011 года 9 тыс. долларов на человека. А ведь в 1994 году средний уровень ВВП на душу населения составлял всего 700 долларов. Таким образом, он вырос более чем в 12 раз. Это впечатляющий результат. Для сравнения: ВВП на душу населения Южной Кореи за первое двадцатилетие суверенного развития вырос в 3 раза, Малайзии – в два раза, Сингапура – в четыре раза, Венгрии – в пять раз, Польши – в четыре раза.

Глава государства 17 апреля 2011 года на расширенном заседании с членами Правительства, акимами, руководством центральных органов, НДП «Нур Отан» и ФНБ «Самрук-Казына» поставил задачу достигнуть в 2016 году уровня ВВП на душу населения не менее 15 тыс. долларов. Для этого экономика Казахстана должна ежегодно расти темпами не ниже 7%.

Казахстан может к 2014 году превысить уровень ВВП в 12 тыс. долларов и войти по этому показателю в число развитых стран. Тем более у нас есть скрытые резервы. Средняя производительность труда в Казахстане в 3–4 раза ниже, чем в европейских странах, и в 5 раз ниже, чем в США. А это значит, есть потенциал, возможности для роста путем увеличения производительности через внедрение инноваций – от управленческих до технологических, от сельскохозяйственных до космических.

Разработка и внедрение новых технологий, повышающих производительность труда, позволяют значительно повысить эффективность деятельности. В качестве примера можно рассмотреть ситуацию в сельском хозяйстве. Так, за последние 20 лет средняя урожайность пшеницы в зерносеющем Казахстане не превышает 10 центнеров с гектара. В то же время передовые хозяйства, например ТОО «Победа» Щербактинского района Павлодарской области, ежегодно собирает в среднем по 12 центнеров с гектара, а в отдельные годы до 17 центнеров.

Если посмотреть рейтинг стран по общему объему ВВП за 2009 год, то среди 213 государств Казахстан находится на 55-м месте. Впереди нас Ирландия, Финляндия, Венгрия, Дания, Израиль. То есть страны с численностью населения гораздо ниже, чем у нас, но одновременно с более высокой производитель­ностью труда.

Увеличение производительности труда на 10% позволило бы обогнать эти государства по ВВП, увеличение в два раза – занять 30-е место в рейтинге. А если бы у нас была производительность труда такая же, как в США, мы могли бы войти в лидирующую двадцатку.

Возвращаясь к науке, хотел бы привести некоторые цифры. В республике имеется более 400 научных организаций, в НИИ и вузах работают более 22 тыс. ученых с научными степенями докторов и кандидатов наук и докторов философии PhD. Только за один 2010 год опубликовано более 6 500 научных работ, получено 1 168 охранных документов на интеллектуальную соб­ственность. Но, положа руку на сердце, признаемся сами себе: многие ли из этих научных работ внедрены в производство? Нет. Что же мешает внедрению? Почему работы теряют актуальность, а бюджет страны – неполученную прибыль?

Сбой происходит на этапе опытно-конструкторских работ, изготовления моделей и прототипов будущего оборудования. В развитых странах соотношение ученых, конструкторов и работников опытных производств составляет 1:2:4. В Казахстане же на одного работника опытного производства приходится несколько конструкторов, а на одного конструктора – несколько ученых. Это значит, нам необходим системный подход, и мы должны развивать не только «чистую науку», но и конструкторские службы, опытные производства.

Теперь хотелось бы перейти к внедрению достижений науки и новых технологий в производство. Ведь в конечном итоге именно это дает новый востребованный продукт с новыми качествами.

Мировая статистика говорит, что за счет огромных вложений в науку и технику крупные высокотехнологичные компании обеспечивают плавное течение научно-технического прогресса, они постоянно вносят вклад в совершен­ствование технологий. Достаточно привести следующие данные. В 2009 году 1 000 крупнейших публичных компаний мира затратили на НИОКР 504 млрд. долларов. Причем, что удивительно, интенсивность НИОКР этих компаний (рассчитывается как отношение затрат на НИОКР к выручке), несмотря на кризис, возросла с 3,46 до 3,75%.

Удалось выделить три принципиально разные стратегии, от которых зависит результативность НИОКР. Если взять 1 000 самых инновационных компаний мира, то 47% в основном стремятся к технологическому превосходству, 27% вовлекают клиентов в процесс разработки нового продукта, а 26% внимательно отслеживают рыночные тенденции. В то же время они часто пропускают радикальные инновации и не ищут, как правило, новых свободных ниш на рынке. Примерами служат создание сотовой связи, авиакомпаний-дискаунтеров, единой платформы программного обеспечения.

Поэтому инновационное развитие страны не означает только развитие крупных казахстанских предприятий. Крупный бизнес предъявляет спрос на инновации в очень ограниченных объемах. Об отсутствии спроса на инновации со стороны крупного бизнеса свидетельствует и российская статистика. В благополучные предкризисные времена 400 крупнейших компаний России тратили на НИОКР не более 0,5% от оборота, в кризис эта цифра снизилась до 0,2%. По утвержденным ОЭСР международным стандартам фирмы и отрасли, тратящие на НИОКР менее 0,9% с оборота, признаются низкотехнологичными.

Что же делать? Та же статистика дает ответ, что инновационную активность в основном проявляют некоторые средние динамичные компании. В 80-е годы американским физиком Дэвидом Берчем было открыто, что имеется небольшая группа средних по размеру фирм, показывающая высокий темп роста на протяжении нескольких лет. Такие фирмы он назвал «газелями». По оценке Дэвида Берча, «газели», составляя всего 4% от общего числа действовавших в США фирм, создали примерно 70% новых рабочих мест в 1988–1992 годах.

При этом названные компании среднего бизнеса не только сами ведут научно-исследовательскую деятельность, но и являются интеграторами НИОКР отечественных и зарубежных ученых.

Интенсивные международные исследования «газелей» идут уже более 30 лет. Они свидетельствуют, что, во-первых, «газели» создают большую часть прироста занятости или весь этот прирост. И, во-вторых, что в каждой новой группе компаний от 3 до 10% из них дают 50–80% общего экономического воздействия, производимого данной группой за время ее существования. Это напоминает принцип итальянского исследователя Паретто или принцип 20:80, который установил, что в каждом государстве 20% населения владеют 80% совокупного богатства.

Российские ученые уже несколько лет исследуют феномен «газелей». Они установили, что частота их появления в РФ в разы превосходит соответствующий показатель развитых стран. Минимальная оценка для России показателя появления «газелей» среди новых фирм составляет 8%. При этом, как показали исследования, степень инновационности «газелей» очень высока. Самооценка степени инновационности тяготеет к 8 баллам из 10 возможных. Причем в 10 баллов оценивались продукты и технологии, разработанные в «газелях», которые будут востребованы в мире в ближайшие пять лет, то есть имеющие мировой приоритет.

Российские «газели» также отличаются и высокими затратами на НИОКР, составляющими 10–15%. В то время как у высокотехнологичных российских машиностроительных компаний эти затраты составляют 6–10%.

В Казахстане сравнимые экономические условия с Россией, и путь, который мы выбираем, также направлен на развитие высокотехнологичных компаний, внедряющих инновации. Меня, как и многих других, в связи с этим вдохновляет поручение Главы государства набрать по стране 100 готовых разработок наших новаторов и реализовать часть из них. Считаю, это посильная задача. В частности, весомый вклад в ее реализацию могли бы внести машиностроители Казахстана.

Резюмируя вышесказанное, хотелось бы подвести итоги своего видения роли науки и новых технологий в реформировании страны и диверсификации экономики.

Во-первых, необходимо развивать нау­ку и новые технологии в тех отраслях и секторах нашей экономики, где есть промышленный выпуск готовой продукции, а также в тех сферах, где есть либо намечается деловая активность. Иначе говоря, помогать казахстанским предприятиям в совершенствовании их деятельности, усовершенствовании и расширении производства.

Во-вторых, надо поднять престиж и авторитет самой науки и научных исследований, в том числе среди молодежи. Это во многом зависит и от самого корпуса ученых.

В-третьих, надо найти, исследовать и помочь казахстанским «газелям», чтобы в свою очередь они помогли диверсифицироваться экономике страны. Важно осуществлять трансферт иностранных технологий и готовить людей для этого трансферта. Новые технологии – это залог высокой производительности труда.

В-четвертых, надо создать все условия, если потребуется, то и законодательные, чтобы результаты научных исследований и новые технологии были реально востребованы и доступны каждому предприятию.

Надеюсь, принятый Закон «О науке» послужит народу Казахстана и оправдает возложенные на него надежды.

Мейрам ПШЕМБАЕВ, депутат Мажилиса Парламента, председатель правления Союза машиностроителей Казахстана
 

 

  • Дата публикации: 24.05.2011
  • 330

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться