Нуриэль Рубини: Перспективы мировой экономики в 2012 году ясны, но они не радужны

Нуриэль Рубини: Перспективы мировой экономики в 2012 году ясны, но они не радужны

Перспективы мировой экономики в 2012 году ясны, но они не радужны: рецессия в Европе, в лучшем случае анемичный рост в Соединенных Штатах и резкий спад в Китае и в большинстве стран с формирующейся рыночной экономикой. Азиатские страны подвержены влиянию Китая. Латинская Америка подвержена влиянию более низких цен на сырьевые товары (по мере того как Китай и страны с развитой экономикой замедляют свой рост). Центральная и Восточная Европа подвержены влиянию еврозоны. А потрясения на Ближнем Востоке вызывают серьезные экономические риски ‑ в этом регионе и в других местах – так как геополитический риск остается высоким, и, следовательно, высокие цен на нефть будут сдерживать рост мировой экономики. Об этом пишет в статье, опубликованной в Project Syndicate, известный экономист, предсказатель последнего экономического кризиса Нуриэль Рубини.
 
На данный момент рецессия в еврозоне не вызывает сомнений. Хотя ее глубину и продолжительность нельзя предсказать, продолжение кредитного кризиса, проблемы суверенного долга, отсутствие конкурентоспособности и жесткой экономии бюджетных средств предполагают серьезный спад.
 
США – растущие черепашьими темпами с 2010 года ‑ сталкиваются со значительными рисками замедления вследствие кризиса еврозоны. Они также должны бороться с существенным финансовым тормозом, продолжающимся сокращением доли заемных средств в секторе домашних хозяйств (наряду со слабым созданием рабочих мест, застойным уровнем доходов и стойким понижающим давлением на недвижимое имущество и финансовые ресурсы), растущим неравенством и политическим тупиком.
 
Среди других основных стран с развитой экономикой Соединенное Королевство переживает W-образный экономический спад, по мере того как бюджетная консолидация на начальном этапе и воздействие еврозоны подрывают экономический рост. В Японии восстановление после землетрясения будет выдыхаться, по мере того как слабые правительства будут не в состоянии провести структурные реформы.
 
Между тем, недостатки модели экономического роста Китая становятся очевидными. Падение цен на недвижимость вызывает цепную реакцию, которая окажет негативное влияние на застройщиков, инвестиции и правительственные доходы. Строительный бум начинает замедляться, так же как чистый экспорт стал тормозить экономический рост вследствие ослабления спроса США и, особенно, еврозоны. В попытке охладить рынок недвижимости путем обуздания быстро растущих цен, китайским лидерам будет трудно возобновить рост.
 
Они не одиноки. С точки зрения политики, США, Европа и Япония также откладывали серьезные экономические, фискальные и финансовые реформы, которые необходимы для восстановления устойчивого и сбалансированного роста.
 
Сокращение доли заемных средств частного и государственного секторов в странах с развитой экономикой только начинается, а балансы домашних хозяйств, банков и финансовых учреждений, а также местных и центральных органов власти по-прежнему напряжены. Улучшилось только состояние полноценного корпоративного сектора. Но с таким количеством постоянных побочных рисков и глобальной неопределенностью относительно конечного спроса, а также с остающейся на высоком уровне избыточной мощностью вследствие чрезмерно высоких в прошлом инвестиций в недвижимость во многих странах, а также всплеска инвестиций Китая в производство в последние годы, капитальные расходы этих компаний, а также наем новых сотрудников остаются сдержанными.
 
Рост неравенства ‑ отчасти вследствие сокращения рабочих мест в процессе корпоративной реструктуризации – дальше сокращает совокупный спрос, поскольку семьи, малоимущие и получатели трудовых доходов имеют более высокую предельную склонность тратить, чем корпорации, богатые домохозяйства и получатели дохода с капитала. Более того, по мере того как неравенство подогревает народный протест во всем мире, социальная и политическая нестабильность может создать дополнительный риск для экономической деятельности.
 
В то же время ключевой дисбаланс текущих счетов ‑ между США и Китаем (и другими странами с формирующейся рыночной экономикой), а также в пределах еврозоны между центром и периферией ‑ по-прежнему велик. Упорядоченная адаптация требует меньшего внутреннего спроса в условиях чрезмерного расходования средств стран с большим дефицитом текущего счета и более низкого торгового профицита в странах с чрезмерными накоплениями посредством номинального и реального укрепления валютного курса. Для поддержания роста страны с чрезмерными расходами нуждаются в номинальном и реальном удешевлении, чтобы улучшить торговый баланс, в то время как страны с положительным сальдо нуждаются в стимулирования внутреннего спроса, особенно потребления.
 
Но эта корректировка относительных цен посредством движений валют зашла в тупик, поскольку страны с положительным сальдо сопротивляются укреплению валютного курса, способствуя рецессионной дефляции в странах с дефицитом. В результате валютные битвы ведутся по нескольким направлениям: валютные интервенции, количественные послабления и управление притоками капитала. И, по мере дальнейшего ослабления роста мировой экономики в 2012 году, эти бои могут перерасти в торговые войны.
 
Наконец, политики исчерпывают варианты. Девальвация валюты является игрой с нулевой суммой, поскольку не все страны могут обесценить и улучшить чистый экспорт в одно и то же время. Денежно-кредитная политика будет смягчена, по мере того как инфляция не будет представлять проблемы в странах с развитой экономикой (и в небольшой степени в развивающихся странах). Но денежно-кредитная политика становится все менее эффективной в странах с развитой экономикой, в которых проблемы возникают из-за банкротств – и, следовательно, кредитоспособности ‑ а не ликвидности.
 
Между тем, фискальная политика сдерживается ростом дефицитов и долгов, органами надзора за облигациями, а также новыми бюджетными правилами в Европе. Поддержка и спасение финансовых институтов политически непопулярны, в то время как у почти неплатежеспособных правительств нет на это денег. И, политически, обещания «Большой двадцатки» уступили место реальности ‑ «Большому нулю»: слабым правительствам все труднее осуществить международную координацию политики, поскольку мировоззрение, цели и интересы стран с развитой и развивающейся экономикой конфликтуют между собой.
 
В результате, имея дело с дисбалансами рынков ‑ большими долгами домохозяйств, финансовых институтов и правительств – временное сглаживание проблем платежеспособности посредством финансирования и ликвидности, в конечном итоге, может привести к болезненной и, возможно, беспорядочной реструктуризации. Кроме того, решение проблем слабой конкурентоспособности и дисбалансов текущего счета требует корректировок валют, которые могут, в конечном итоге, привести к выходу из еврозоны некоторых членов.
 
Восстановление устойчивого роста достаточно сложно осуществить без вездесущего призрака сокращения доли заемных средств и в условиях острой нехватки политических боеприпасов. Но это задача, которую предстоит решить хрупкой и несбалансированной мировой экономике в 2012 году. Перефразируя Бетт Дэвис в фильме «Все о Еве»: «Пристегните ремни, этот год будет ухабистым!»

Источник: "Нефть России"
 

  • Дата публикации: 16.12.2011
  • 200

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться