Пекин решил порвать шаблон

Пекин решил порвать шаблон

Китайская экономика замедляется. Что это: следствие влияния внешних и внутренних проблем или показатель перехода страны в иное экономическое качество? Скорее всего, и то и другое. И, по всей видимости, Поднебесная готовится еще раз удивить мир своими достижениями.

В 2011 г., согласно данным Государственного статистического управления КНР, национальный ВВП вырос на 9,2%, причем в IV квартале – лишь на 8,9%. Еще годом ранее рост превышал 10%, и это было нормой почти всего первого десятилетия нынешнего века. А в этом году Пекин уже согласен на рост "не менее, чем в 8%". Согласно последнему прогнозу МВФ, китайский ВВП вырастет всего на 8,25%. Почему Китай замедляется? Тут сказалось действие множества факторов, самый очевидный из которых (но, очевидно, не главный) – неблагоприятная внешняя конъюнктура: европейский долговой кризиса и вялость экономики США.

Американское аналитическое агентство Stratfor в своем январском прогнозе утверждает, что наметившееся замедление темпов роста является главной проблемой для китайской экономики на нынешнем этапе. При этом американские эксперты исходят из давно устоявшегося постулата, что бурный рост жизненно необходим Китаю для сохранения социально-политической стабильности. Впрочем, на самом деле они больше беспокоятся о мировой конъюнктуре, которая сейчас держится на плаву во многом благодаря китайскому росту. Как бы то ни было, по мнению Stratfor, Пекин должен приложить и приложит все силы, чтобы стимулировать рост – в том числе, денежными вливаниями в экономику. Это, конечно, опасно. D 2008-2009 гг. подобная накачка экономики деньгами привела к образованию в КНР внутреннего долга в размере 60% ВВП ($1,6 трлн) и пузыря на рынке недвижимости. Но другого выхода, по мнению Stratfor, у Пекина нет.

Однако в Китае, похоже, считают иначе. Эта страна вообще далеко не всегда действует по шаблонам и стереотипам западной экономики. И оказывается права. Еще в январе пресс-канцелярия Госсовета КНР устроила специальный брифинг, посвященный проблеме роста. Тогда глава статистического ведомства КНР Ма Цзяньтан подчеркнул, что темпы развития китайской экономики "находятся в нормальных пределах". По его словам, замедление происходит планомерно и в соответствии с заданными параметрами. А обусловлено оно "корректировкой экономической структуры" Китая. Что это значит?

Напомним, что в предшествующие годы заоблачный экономический рост обеспечивали восточные провинции, где с помощью иностранного капитала и технологий были созданы мощные промышленные центры. Именно они превратили КНР в "мастерскую мира", где ныне выпускается самая разнообразная (в том числе высокотехнологичная) продукция. Остальная часть страны поставляет лишь дешевую рабочую силу: сезонная трудовая миграция из сельских районов КНР оценивается в 200 миллионов человек (это люди, которые ежегодно ездят в города на заработки). Неудивительно, что внутри "мастерской" спрос на производимую ею продукцию остается весьма незначительным, так что подавляющая масса производимых товаров, как и прежде, предназначается для экспорта. Который зависит от состояния торговых партнеров Китая.

Однако теперь Пекин меняет модель экономического развития страны. Он намерен превратить весь Китай в огромный потребительский рынок, способный переварить львиную долю того, что он производит. "Через 5 лет емкость китайского рынка составит $8 трлн", – заявляет председатель КНР Ху Цзиньтао. Как же Пекин предполагает сотворить это новое экономическое чудо? Путем экспансии. Но не вовне, чего так боятся его соседи, а внутрь себя. Собственно, она уже идет полным ходом. Как некогда иностранные компании, обладающие передовой технологической базой, размещали в прибрежных районах Китая свои сборочные производства, так теперь китайские корпорации, наработав свою собственную базу, переносят производства в глубь страны. Так что сельским жителям не нужно будет даже ездить на заработки: работа сама идет к ним. Прежние промышленные центры постепенно превращаются в постиндустриальные кластеры (где производится интеллектуальная продукция и услуги), а в сельской местности развернулась первичная индустриализация. Все эти процессы способствуют росту платежеспособного спроса: китайцы становятся богаче и уже могут позволить себе многое из того, что производит их страна, а также импортные товары. Как следствие, положительное сальдо торгового баланса Китая стремительно сокращается, и не исключено, что уже этот год (впервые с 1993-го) он завершит с дефицитом.

Одним словом, в китайской экономике наблюдаются серьезные качественные изменения, в значительной степени инициированные "сверху". В этих условиях "лечить" снижение темпов роста денежными вливаниями бесполезно. Перед страной стоят другие, более важные задачи, а значит, с экономическим замедлением приходится мириться. "Китай поставил перед собой задачу сохранить рост экономики на уровне 7% в годы 12-й пятилетки. Мы готовы к снижению экономического роста с 10%-ного уровня", – отметил Ма Цзяньтан.

Все это еще раз демонстрирует удивительную способность китайской экономики и общества к саморазвитию. "Я нахожу удивительным факт того, что большая часть разговоров посвящена Греции", – заметил в интервью британскому изданию Investment Week председатель совета директоров Goldman Sachs Джим О'Нил, некогда придумавший аббревиатуру БРИК. По его мнению, следует уделять гораздо больше внимания Китаю: "Китай, с ВВП, растущим на триллион долларов ежегодно, по сути, создает эквивалент еще одной Греции каждые четыре месяца. То есть, можно стереть Грецию с карты, а через четыре месяца Китай произведет экономическую ценность еще одной", – отмечает он. По прогнозам О'Нила, Китай в ближайшие десятилетия станет крупнейшей экономикой и самой влиятельной в мире державой.

Впрочем, для этого от Пекина потребуется сотворить, как минимум, еще одно экономическое чудо: ведь довольно скоро дадут о себе знать неприятные последствия проводимой с 1979 г. политики "одного ребенка в семье". Как отметил недавно вице-президент США Джо Байден, "из-за этой ужасной политики" уже через 20 лет в Китае будет наблюдаться значительное превышение числа пенсионеров над работниками, вследствие чего экономика может застопориться, а социальные обязательства государства окажутся невыполнимыми. Такими перспективами Байден обосновал свой тезис о том, что в XXI веке США останутся мировым лидером. Что ж, посмотрим, сможет ли Китай опровергнуть это утверждение.

  • Дата публикации: 17.02.2012
  • 246

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться