Производство Левина

Производство Левина

Сегодня Сергей Левин, по неофициальным рейтингам, входит в топ-30 самых влиятельных (и состоятельных) белорусских бизнесменов. На интервью Сергей Леонидович пришел… с пачкой стирального порошка. Пока пустой. Упаковка готова, а вот производство должно вскоре заработать - новое детище, целый завод бытовой химии. Уже третий завод, который открывает бизнесмен.

- Это будет особый продукт. Все делается в Беларуси, и все - высочайшего качества, - заверил Сергей Левин. - На упаковке, в рекламе все будет только по-белорусски, чтобы подчеркнуть, что это - белорусский продукт и мы уверены в его качестве.
 
Сейчас дело Сергея Левина - привлекать инвестиции в страну, производить товары, развивать промышленность в Беларуси. Но начинал он, как и многие, с простого «купи дешевле - продай дороже».
 
«Нам тоже хотелось продавать МАЗы, но достались пианино»
 
- Вы, как и все сегодняшние бизнесмены, наверняка начинали в 90-е…
 
- В 1993 - 94 годах. Прекрасное, хотя и жесткое время. Не только страна искала свое место в мире, но и люди заново искали себя в жизни. Все вокруг уже казались «великими бизнесменами», а мы с друзьями только начинали. Денег не было, точно помню, как иногда мы делили пачку сигарет на троих. Зато нам удалось получить какой-то безумно большой кредит в белорусском банке. Мы не знали, куда его деть, но взяли (смеется). Пытались купить МАЗы, трактора, телевизоры, но все это уже было занято. Единственное, что нам удалось найти, были пианино «Беларусь» борисовского завода, три вагона. Друзья пустили нас к себе в офис, и там, в курилке, где мы все тусовались, нам просто по-человечески давали денег на оплату процентов банку… Эти люди, с которыми мы тогда делили сигареты (а сегодня они, может, и сигаретную фабрику купить могут), нам очень помогли. Я иногда встречаюсь с ними, и это очень радостно.
 
- Что вы с пианино сделали?
 
- Два вагона продали в Иран, нашего партнера, кажется, звали Али, у него девушка была в Беларуси. А остальные пианино - в Египет. Нам помогал бывший полковник египетской армии, он, кажется, учился в Москве. И если в Иран мы пианино продали - и все, то в Египет повезли их сами. Взяли две фуры, по 20 пианино в каждой, сели рядом с водителем. По дороге были истории, которые нельзя рассказывать в прессе, например, как эти пианино пропали, как мы их искали… Ехали, общались с людьми, добывали солярку, оформляли товар - мы увидели жизнь.
 
- Пианино довезли?
 
- Да! На обратном пути у нас были деньги и пустые фуры, и мы решили купить вина в Молдове, ездили по заводам… В общем, меня не было месяца три. Я вернулся в общежитие, а в моей комнате - другие люди. Комендант вынесла мне простынь, в которую были упакованы мои вещи.
 
- Сколько заработали?
 
- Это было безумно выгодно, таких сделок у меня больше в жизни не было (смеется). Бешеная прибыль, но тогда по-другому никто не работал! Вот такая была моя первая серьезная сделка.
 
- А помните ли вы самые-самые первые деньги, заработанные ребенком, подростком?
 
- Я в 14 лет ушел в Суворовское училище, потом пять лет в военном училище в Петербурге… Подрабатывать не мог. Но в военном училище мне дали первую премию научно-технического общества радиотехники, электроники и связи имени Попова, я был программистом и выиграл за  программу составления учебного расписания в вузе. Я получил 600 рублей - больше, чем зарплата моих родителей! Купил кроссовки за 150 рублей, фантастически дорогую одежду у фарцовщиков на Некрасовском рынке в Питере, но часть денег отвез родителям. Это, пожалуй, был самый первый рубль.
 
«Первая машина до сих пор стоит в гараже»
 
- После первой сделки, когда у вас были деньги и вещи в простыне, куда вы пошли? Где вы жили?
 
- Долго жил у друзей. Денег было немного, и они все были в бизнесе, я не мог даже позволить себе снять квартиру. Слава богу, были друзья, которые всегда рады были меня приютить. А потом уже все устаканилось, я начал зарабатывать стабильно. Покупать машины, квартиры…
 
- Когда квартиру купили?
 
- Не помню точно. Может быть, 96 год…
 
- Покупка своей квартиры… Как можно это забыть?!
 
- Тогда для меня была более важной покупка первой новой машины, я купил «Рэндж Ровер», машина была совершенно неизвестна в Беларуси, гаишники меня останавливали и спрашивали, что за автомобиль! Это был абсолютно новый автомобиль, из салона, я сам целлофан снимал… Только потом я купил квартиру, «Рэндж Ровер» для меня тогда был заманчивее. Я, кстати, на нем до сих пор езжу. Недавно я обедал со старым другом, выходим из ресторана, он поворачивается и говорит: «Только не говори мне, что это тот же «Рэндж Ровер»!
 
- А где он сейчас?
 
- Дома, в гараже. Он в прекрасном состоянии, но старенький, 15 лет уже, я его хочу отдать на реставрацию кузова, что-то улучшить… Я его очень люблю. Какие-то другие машины я покупал, продавал. А с этим расстаться не могу.
 
«Мы первыми привезли в Беларусь «Сникерсы» и памперсы
 
- Пианино были проданы, что дальше?
 
- Снова все получилось случайно. Я встретил товарища, с которым мы учились в Петербурге, а его друг был секретарем комсомольской организации в гостинице «Международной», у компании «Марс» там был офис… В результате мы стали официальными дистрибьюторами компании. Покупали шоколадки, растамаживали, сертифицировали, занимались представлением в магазинах, доставкой, много брали на себя волонтерской работы по развитию брэнда и так далее.
 
- Вы когда его сами попробовали, «Сникерс»?
 
- Тогда и попробовал!.. Это был редкий товар, за которыми люди не то чтобы охотились, но специально шли в магазин. Я всегда с собой возил ящик с этими шоколадками в багажнике, так было легче общаться и с ГАИ, и вообще многие вопросы было комфортнее решать (улыбается). Только тогда у нас начался серьезный, «правильный» бизнес. Не потому, что мы много зарабатывали, а потому, что он дал много знаний. Организация бизнеса, видение, стремления, риски - мы, как губка, впитывали знания от компании «Марс». На мой взгляд, одной из лучших в мире. Затем оборот у нас стал сотни тысяч долларов в месяц, на фирме работало 40 - 50 человек… Но мы не знали, что будет дальше. Продаем мы сегодня эти шоколадки, и что? Мы спекулянты или мы серьезные бизнесмены? Затем был кризис 1998 года в России, рубль за один день девальвировался раза в три, цены выросли. И мы решили сконцентрироваться на non-food, не продуктах питания. Было много разных контрактов - «Палмолив», «Жилетт», «Хайнц»… В Беларуси всегда были проблемы с покупкой валюты, с таможенными пошлинами, и мы меняли один контракт на другой. В итоге выбрали товары фирмы «Кимберли кларк», подгузники «Хаггис» - мы первые, кто привел их в Беларусь.
 
- Вроде бы все звучит очень гладко. Бизнес развивается…
 
- Да, но, честно скажу, потом был период, когда я не тратил на него все свои силы, мне посчастливилось не упустить и другие направления жизни. Ведь я ушел в бизнес, когда мне было 22 года, и лет пять занимался только им день и ночь. Торговал, продавал, решал вопросы, куда-то ездил… А потом, если честно, был период, когда я сильно отвлекся от бизнеса и занялся, скажем… личной жизнью (улыбается). Лет с 27-ми и, наверное, лет до 33. В 33 я решил, что пора остепениться.
 
«Переломным для моего бизнеса стало решение не эмигрировать из Беларуси»
 
- В конце 90-х - начале 2000-х годов был серьезный кризис отношений между обществом и предпринимательством, незаслуженно жестко себя вели налоговые органы, силовые структуры. Интервью у бизнесменов особо не брали… И я серьезно задумался: что дальше? Либо уезжать в бизнес-эмиграцию, потому что здесь все было грустно, либо вернуться туда, откуда я пришел. Я всю жизнь учился, занимался проблемами искусственного интеллекта, готовил кандидатскую, у меня серьезный диплом. Я, наверное… (делает паузу, задумывается) практически ученый. И тут я торгую шоколадками, подгузниками. Кроме того, вся моя семья эмигрировала в Штаты. Я там был и видел, какая там жить… Но я решил рискнуть, остаться, создать что-то здесь. Изменить атмосферу. Это трудно описать сейчас, но я помню депрессию конца 90-х в бизнес-кругах. Вопрос не только в деньгах был, а в целом в стране - покупках, магазинах, вещах, атмосфере… В том, что называется уровнем жизни. А он здесь, даже за деньги, был низкий.
 
- И вы не уехали?
 
- Да. На самом деле, только тогда я окончательно выбирал, чем буду заниматься, и решил, что буду предпринимателем (улыбается). Я тогда много путешествовал - Прибалтика, Скандинавия, Россия… Приезжал и с завистью смотрел на эстонцев, литовцев, у которых была уже другая совсем жизнь, особенно у предпринимателей. В Москве, Киеве я видел много успешных компаний, в которых работали мои земляки, уехавшие белорусы. И я видел, что профессиональный уровень белорусского бизнеса выше или точно не ниже, чем российского и украинского.
 
- Хотя есть такой стереотип, что белорусы - не очень сильные бизнесмены…
 
- В Беларуси - сильный бизнес. Был, есть и, надеюсь, будет. Он был таким в Беларуси уже 100 лет назад, и не зря во время СССР республика была такой развитой, оснований у этого было много. Есть десятки примеров белорусских компаний, которые являются топовыми как минимум в Восточной Европе. Белорусы - нормальные, адекватные, предприимчивые ответственные люди. Не думаю, что портрет белоруса как крестьянина сейчас соответствует действительности. Все эти характеристики, что мы такие бедные, но у нас тут чисто, это не совсем наши, это все уйдет, портрет сотрется. Мы нормальный европейский народ со всеми способностями и возможностями.
 
«В мою идею с пивзаводом никто не верил»
 
- В 2001 - 2002 году я решил, что нужно строить свое производство. Правда, в мою идею с пивзводомникто не верил, это было нереально. Но у нас получилось! Я привлек инвестора, друзей, которые занимались пивоварением в России. Мы, проведя переговоры с правительством, приобрели пивоваренный завод в Бобруйске за большие деньги и вложили еще в 10 раз больше. Тогда мой бизнес перешел на другой уровень. Пивзавод «Сябар» - это был красивый, смелый проект. Я бы сказал, самый яркий проект того десятилетия. Потом появились такие, как мы, и каждый делал что-то в своей сфере. Согласитесь, жизнь в Беларуси значительно изменилась за последние десять лет. Кто-то открыл ресторан, кто-то работал в больнице, кто-то занимается общественной работой.
 
- Согласна, хотя сегодня все снова кажется грустным…
 
- Да, сегодня очередная волна депрессии. Такого сложного времени, как последние год - полгода, я не помню. Но в любом кризисе есть польза: ты видишь болевые точки и знаешь, что исправлять. Кризис переносится тяжело, и не всеми, но дает изменения.
 
- Как придумали название «Сябар»?
 
- Когда-то я сидел на Сейшелах, смотрел на закат, на Индийский океан… И подумал - «Сябар» (смеется). Тогда не было Интернета, и я не знал, как связаться с Беларусью, и мне говорили “у нас и страны такой в справочниках нет”. Когда мне нужно было узнать, как дела в бизнесе, я звонил маме в Америку, она звонила в Минск.
 
- Какой у вас стиль руководства?
 
- Суровый. Важно создать команду, но я становлюсь ее лидером, и беру на себя всю ответственность, задаю темп, тон, ставлю задачи. В «Сябре» работала команда белорусов, единомышленников, но я был лидером. У всех бывают спады и подъемы, я себе такого позволить не мог. Эти годы пролетели, как один день, я работал практически без выходных. И если мне был кто-то нужен, я не думал, выходной день сегодня, утро или вечер. Мы не «пережимали», но, поймите, все жили результатом, всем нравился проект. Мы старались и материально вознаграждать людей, чтобы им хотелось идти на работу. Но тогда многие вещи делались интуитивно.
 
- Как вы сейчас выстраиваете свое рабочее время?
 
- Я давно научился себя контролировать и внимательно отношусь к своим силам. Всегда много путешествовал, как-то был в отпуске десять раз за год. Не могу сказать, что вся жизнь отдана работе. Первые годы были более тяжелыми, три года я работал очень много, но сейчас мы работаем в более щадящем режиме. Тогда, кроме бизнеса, у нас не было ничего. Сейчас у нас есть много всего (улыбается).
 
«Денег никогда не жаль на семью, образование и развлечения»
 
- Вы ходите по магазинам? Что покупаете? На что вам не жалко тратить деньги?
 
- Есть вещи, на которые надо тратить.Я много трачу денег на общение с семьей. Дети и супруга - это понятно, но я имею в виду родителей, братьев-сестер, двоюродных, троюродных… Они живут по всему миру, и я очень люблю их собирать - иногда это 18 - 25 человек. Это очень большие траты, двадцать-тридцать тысяч долларов, и мне их совершенно не жаль. Я много трачу денег на образование тех, кто меня окружает, и свое личное. Много трачу на развлечения, путешествия. Если есть, например, концерт, который нам интересен - едем, даже не задумываемся. (Кстати, сотрудники Левина до сих пор вспоминают, что на концерт «Роллинг стоунз» в Санкт-Петербург Сергей Левин не только поехал сам, но и организовал автобус для всех желающих, - КП) Вместе с тем мы очень покойно относимся к драгоценностям, машинам, одежде…
 
- И где вы учились в последнее время?
 
- Официально я нигде больше не учился… Но, например, если пять лет назад я не говорил по-английски, сейчас я говорю свободно. Сейчас я серьезно занимаюсь макроэкономикой. Нигде не учусь, но я всерьез занимаюсь - читаю, конспектирую, изучаю. Занимаюсь самообразованием.
 
- Сколько лет вашим детям, чем занимается супруга?
 
- Старшему сыну семь лет, младшей дочери скоро четыре. Зовут Миша и Маша. Супруга занимается семьей, но у нее много своих проектов, она занимается благотворительностью, и не за мой счет, она сама занимается, находит и время, и деньги, организовывает друзей, они очень много помогают детям-сиротам. Она занимается экологическими проектам, и особенно тем, что связано с возобновляемыми ресурсами, она у нас домашний эксперт по этим вопросам. Хотим к этому прийти…
 
- И что дома уже так работает?
 
- Пока ничего, - смеется. - Но мы двигаемся в этом направлении! Хотим построить в 100 км от Минска экологичный летний дом. Экологичный и сам дом, и образ жизни. Не выливать в сточные воды химикаты, использовать правильные удобрения сохранять тепло… Я делаю, что могу. Мы купили машину-гибрид, с электродвигателем. Сдаем макулатуру! Да, водитель едет, сдает и привозит мне чек.
 
- Раздельная сдача мусора налажена?
 
- Это пока никак, тут инфраструктура должна быть. Но двигаемся к этому. Много думаем о том, чтобы в бизнесе делать какие-то проекты, связанные с экологией, с органическим образом жизни… Например, в новом нашем заводе мы решили все делать без хлора, потому что это очень вредно. Я думаю над проектом в сельском хозяйстве. Экологически чистые технологии, стандарты при выращивании растений. Опустим, бесплужная технология, когда не вспахивают землю… Да, это влияние жены (смеется). Когда я женился, она перерезала телевизионную антенну, и у нас дома с тех пор нет телевизора. В офисе тоже. Интернета и газет хватает.
 
- Семейный кошелек у кого в руках, кстати?
 
- У нас как-то коллегиально все решается. Кстати, сегодня забавная история была. Сын пришел, говорит: «Папа, можно мне поменять доллары из моей копилки на белорусские рубли?» У него, кажется, долларов 200 накопилось… «Я их готов продать за три тысячи, даже за две». - Я говорю: «Зачем?» - «Хочу, чтобы они вернулись в экономику страны». Я говорю: «Хорошо!» Думаю, это просто сейчас настолько муссируется тема, с валютой… Я не знаю, где он это все берет! Может, школа, может, кружки, на которые он ходит. Или пока в бассейне ждет…
 
- А чем вы сами занимаетесь в свободное время? Среди ваших хобби, я вычитала - спортивные единоборства, теннис, книги белорусская музыка…
 
- Так все было и остается, я консервативен. С детства занимался различными видами спорта. Уже третий год у меня пять раз в неделю каждое утро, очень рано, тайский бокс. Я люблю рок-музыку, джаз, много слушаю белорусской музыки. Не всегда в восторге от нее, но мне хочется музыки на белорусском языке. Из любимых исполнителей - Лявон Вольский, из групп - «Троица», в последние годы больше симпатии к «Ляписам».

СПРАВКА «КП»
 
Сергей Леонидович ЛЕВИН, родился в 1970 году. Закончил Суворовское училище в Минске (с отличием), затем Ленинградское высшее военное училище связи им Ленсовета (с отличием) по специальности инженер-математик.
 
В настоящее время - управляющий директор компании Lebortovo Capital Partners (реализует несколько инвестиционных проектов в Беларуси), глава представительства инвестиционного банка Renaissance Capital в Беларуси.
 
Был председателем наблюдательного совета СЗАО «Пивоваренная компания «Сябар» («Бобров», «Сябар») и ИП «Старая крепость» (соки и нектары «Сочный»). Сейчас готовится к запуску парфюмерно-косметической фабрики в Осиповичах (производство синтетических моющих средств и средств бытовой химии).
 
Женат, есть сын и дочь.
 
Хобби - спортивные единоборства, теннис, книги, белорусская музыка.
  • Дата публикации: 20.05.2011
  • 386
  • Источник:
  • kp.ru

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться