Простой математический расчет

Простой математический расчет
Экономический рост в первом полугодии обеспечен за счет некоторого ухудшения качественных параметров. Прогноз итогов полугодия озвучил на пресс-конференции 29 июня министр экономики Николай Снопков. По его словам, по итогам полугодия произойдет некоторое замедление темпов роста ВВП - до 11% по сравнению с январем - маем (за 5 месяцев рост составил 12,5%). Это связано с усилиями правительства по сжатию внутреннего спроса, и этот результат был прогнозируемым, отметил министр.

Негативно-позитивные тенденции

При этом он подчеркнул, что экономический рост на данный момент обеспечен "при некотором ухудшении качественных показателей". Так, темп роста производительности труда за первое полугодие составит 10,7%, что на 1,3 процентного пункта меньше, чем за 5 месяцев года. Но самой негативной характеристикой работы экономики является сохраняющийся разрыв в темпах роста производительности труда и реальной заработной платы (оценивается на уровне 16,2%).

Впрочем, рост реальных располагаемых денежных доходов и реальной заработной платы демонстрирует тенденцию к снижению, отметил Н. Снопков, так что этот разрыв за 5 месяцев текущего года уменьшился на 5,5 процентного пункта по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. "Мы полагаем это положительной тенденцией. В дальнейшем будем прилагать усилия, чтобы темпы роста производительности труда опережали темпы роста заработной платы", - сказал министр.

В промышленном производстве рост за полугодие оценивается на уровне 10,5-10,7%, что также ниже показателя за 5 месяцев - 12,5%. Снижение темпов здесь обусловлено "замедлением роста в нефтепереработке, а также в отраслях, где отмечается наибольший удельный вес импортной составляющей в производстве".

"Рост сельхозпроизводства мы оцениваем в 3% при снижении рентабельности продаж на данный момент до 2%", - сообщил Н. Снопков, назвав в качестве причины низких показателей сезонное сокращение объемов производства, а также удорожание импортных белковых кормов.

Зато возникшие в первом полугодии проблемы с импортом положительно сказались на внешней торговле.

"Достаточно резко замедлился рост отрицательного сальдо внешней торговли", - констатировал Н. Снопков. По его словам, отрицательное сальдо в январе - мае нынешнего года составило 3,9 млрд. USD, при этом за май отрицательное сальдо приросло всего на 199 млн. USD, тогда как в апреле - на 715 млн. USD, а в январе - феврале этот показатель составлял больше миллиарда.

"За 5 месяцев 2011 года впервые за несколько лет темпы роста экспорта превысили темпы роста импорта на 4,5 процентного пункта, - порадовался руководитель Минэкономики и тут же пояснил: - Мы полагаем, это явилось результатом тех мероприятий, которые осуществляет правительство в текущей экономической ситуации".

Оценки замедления

Замедлились, по мнению министра экономики, и темпы инфляции. По итогам полугодия инфляция ожидается на уровне 33-34%, рост цен на продовольственные товары за полугодие составит 35-36%.

"При этом по сравнению с маем мы наблюдаем замедление прироста темпов инфляции в пределах 70-60%, - сказал Н. Снопков и, задумавшись над цифрами, попытался уточнить: - На 60-70% меньше, правильно?"

Оказалось, неправильно. Потому что если рост цен за полугодие составил 33-34%, а за 5 месяцев - 25,4%, то это означает, что за июнь инфляция нарисовалась в размере 7,5-8,5%. То есть июньская составляет 60-70% от майской, а вовсе не ниже майской на 60-70%.

Вероятно, трудности с восприятием двузначных цифр инфляции пока не позволяют Минэкономики адекватно оценить перспективу роста цен за год. Так, на следующий день после пресс-конференции Н. Снопков сообщил, что, по прогнозу Минэкономики, инфляция за год не превысит 37-39%.

"Годовой прогноз по инфляции пока сохраняется тот, который мы анонсировали раньше. Поскольку мы все-таки ожидаем снижения инфляции и, соответствующим образом, если брать среднегодовую цифру, мы пока зафиксировались на той, которую анонсировали, - 37-39%. Мы уверены, что цены сбалансируются", - сказал Н. Снопков.

Что же касается годовых прогнозов по темпам роста ВВП, то их у Минэкономики два: оптимистический и пессимистический. По оптимистическому сценарию рост ВВП может составить 6-7%, по пессимистическому - 1-3%. Такие данные Н. Снопков озвучил, отвечая на вопрос о том, как он относится к оценке Минфином роста ВВП по итогам года на уровне 4-5%.

"Поэтому Министерство финансов посчитало где-то серединку", - пояснил министр экономики, добавив, что такой сценарий, безусловно, имеет право на жизнь. "Но мы рассматриваем более широкий диапазон", - уточнил он.

Оказывается, каждое министерство может выбрать себе из "широкого  диапазона" то, что ему больше нравится.

Философия модели

Озвучивание показателей не было основной темой пресс-конференции министра, посвященной Дню экономиста и празднованию 90-летия белорусской экономической мысли. С учетом этой даты Н. Снопков отметил, что "мы достаточно взрослые и можем позволить себе пофилософствовать, а не останавливаться только на цифровом содержании".

Отдав дань прошлым поколениям экономистов, которые "сохранили и приумножили" то, что было сделано за 90 лет, Н. Снопков задался философским вопросом: "Нужны ли нам перемены?" и ответил на него довольно смело: "Разумные изменения нужны всегда".

Но модель остается неизменной - это социальная рыночная экономика, однако сегодня "на первый план выходит эффективность", в основе которой лежит "всемерное поощрение инициативы".

При этом у министра есть ответ на один из ключевых вопросов модели: может ли государство быть эффективным собственником. "Государство может быть эффективным собственником при полном отказе от объемных количественных показателей как оценочной категории работы предприятий с государственной долей собственности", - утверждал Н. Снопков и пояснил, что главными критериями работы предприятий должны стать эффективность и прибыль.

То есть госпредприятия могут быть эффективными, если им будет доведен показатель по эффективности: Похоже, в последнее время белорусская экономическая мысль действительно не сидела без дела!

Впрочем, судя по всему, основной задачей для этой мысли в настоящий момент является попытка адаптации сложившейся кризисной ситуации к основам белорусской экономической модели.

Тема здесь такая. Со слов Н. Снопкова, в последние годы в экономике Беларуси был задан тренд на стимулирование потребления, что сформировало избыточное количество денег, в том числе за счет избыточного количества кредитов. Но это был "естественный путь".

"На наш взгляд, этот путь является естественным для государства, которое осуществляет широкую программу по модернизации экономики", - сказал Н. Снопков, пояснив, что параллельно с модернизацией наше энергоемкое государство решало задачу минимизации последствий от энергетических -"не побоюсь этого слова" - шоков.

"Могли ли мы и нужно ли было откладывать модернизацию на потом, когда внешние риски останутся позади? Министерство экономики глубоко уверено, что нет", - ответил на свой же вопрос Н. Снопков, пояснив, что в противном случае Беларусь потеряла бы в конкурентоспособности, а также утратила бы "и наше относительное преимущество (на данный момент) с точки зрения вхождения в единое экономическое пространство и Таможенный союз".

Формула валютосамодостаточности

При этом он также сформулировал и основной урок, который должна вынести модель из сложившегося кризиса: "валюту нужно зарабатывать всем". То есть, по словам Н. Снопкова, предприятия должны диверсифицировать свое производство "с акцентом на экспорт", чтобы стать "валютосамодостаточными".

"Если предприятие имеет 60% импортной составляющей в объеме производства, то простые математические, даже не геометрические, расчеты показывают, что предприятие должно 60% своей продукции отправлять на экспорт. Вот и все", - вывел формулу валютной достаточности министр экономики.

Он не пояснил, что нужно делать тем предприятиям, у которых доля импортной составляющей достигает 80-90%. Должны ли они закрываться или отправлять всю свою продукцию на экспорт, оголив внутренний рынок? И надо ли ограничивать тех экспортеров, у которых доля импортной составляющей невелика, но после девальвации им выгоднее продавать свой товар на экспорт, а не поставлять на внутренний рынок? (Кстати, сам Н. Снопков оценил эффект от девальвации для экспортеров на уровне 3-5 млрд. USD дополнительной выручки.)

Такие выходящие за рамки предложенной формулы случаи Н. Снопков не рассматривал, но отметил, что Минэкономики понимает необходимость предпринимать "институциональные шаги", с тем чтобы "ориентировать предприятия на экспорт, эффективность и прибыль".

Сегодня Н. Снопков как нельзя лучше понимает, "насколько правильно были определены подходы к экономике на эту пятилетку, насколько правильно и своевременно мы сделали акцент на инициативу и насколько правильно и своевременно была подписана Директива № 4".

Конечно, завтра мы не проснемся "в обществе инициативных, свободных людей", для этого нужно время, но "я думаю, мы на правильном пути с точки зрения экономической мысли, с точки зрения формирования ответственности", подчеркнул Н. Снопков.

Распределение функций

Эти рассуждения последовали после вопроса о том, не чувствует ли он как экономист ответственности за текущий кризис.

Сначала Н. Снопков пошутил: "Я должен извиниться за то, что не застрелился?". Но, признав, что сам он, конечно же, чувствует ответственность, отметил "два момента". Вторым был как раз "момент" о правильности выбранного пути. А вот первым стала вскользь брошенная фраза: "Вы понимаете распределение регулятивных функций в управлении экономикой в нашей стране".

Вообще-то в последнее время уже не очень. Отвечая на вопрос корреспондента "БР" о судьбе отдельных мер, прописанных в антикризисном плане, утвержденном в конце мая постановлением Совмина № 662, срок реализации которых истек в середине июня (например, речь идет об отмене льгот по обязательной продаже валютной выручке и разрешения уплачивать налоги и сборы в валюте), Н. Снопков отмахнулся - мол, это не наша сфера регулирования.

Но почему-то в постановлении именно Минэкономики указано в качестве ответственного по этим вопросам. И зачем вообще правительство в свой план записывает меры, которые должен реализовывать, например, Нацбанк?

Так, может, у нас вовсе не финансовый кризис на фоне энергетических шоков, а кризис регулятивных функций управления? Но пофилософствовать с министром на эту тему не удалось - время, отведенное на пресс-конференцию, закончилось.

  • Дата публикации: 04.07.2011
  • 173

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться