The New York Times: Во время ядерного кризиса Япония думала об эвакуации Токио

The New York Times: Во время ядерного кризиса Япония думала об эвакуации Токио

В самые темные моменты прошлогодней аварии на АЭС японские лидеры, не знавшие истинного масштаба происходящего, втайне рассматривали возможность эвакуировать Токио, однако при этом пытались в публичных заявлениях приуменьшить опасность, заявила в понедельник организация, проводящая независимое расследование обстоятельств кризиса.
 
Расследование, проводящееся Фондом инициативы «Восстановление Японии» (Rebuild Japan Initiative Foundation) - новой негосударственной организацией, занимающейся политическими проблемами, - наглядно демонстрирует, что Япония стояла на краю еще более масштабного ядерного кризиса, чем авария на АЭС «Фукусмима-1». Группа из 30 университетских преподавателей, юристов и журналистов больше шести месяцев выясняла, какие меры были приняты в ответ на аварии на трех энергоблоках электростанции, последовавшие за мощным землетрясением и цунами, которые 11 марта повредили систему охлаждения «Фукусимы».
 
Комиссия опросила больше 300 человек, включая правительственных чиновников и представителей ядерной отрасли, а также Наото Кана (Naoto Kan), который возглавлял правительство во время кризиса. Она получила исключительно широкий доступ – в том числе потому, что общество требует большей прозрачности, а основатель фонда Еити Фунабаси (Yoichi Funabashi), бывший главный редактор ежедневной газеты Asahi Shimbun, считается одним из самых уважаемых в Японии интеллектуалов и общественных деятелей.
 
В предварительной копии доклада говорится о том, что принимать необходимые меры временами решало отсутствие доверия между основными причастными к проблеме сторонами – г-ном Каном, токийской штаб-квартирой компании-оператора АЭС Tokyo Electric Power (Tepco) и руководством самой АЭС. Доклад утверждает, что конфликты между ними порождали в первые дни кризиса потоки иногда противоречивой информации.
 
Авторы доклада сообщают о том, как директор АЭС Масао Есида (Masao Yoshida) исступленно звонил по телефону высокопоставленным чиновникам из правительства Кана, доказывая, что он сможет удержать электростанцию под контролем, если персонал останется на местах, – и при этом игнорировал приказы из штаб-квартиры Tepco не использовать морскую воду для охлаждения перегревающихся реакторов. Одновременно, как рассказал журналистам г-н Фунабаси, президент Tepco Масатака Симидзу (Masataka Shimizu) звонил в администрацию премьер-министра и доказывал, что компании необходимо эвакуировать весь свой персонал – что могло бы привести к катастрофе.
 
400-страничный доклад, который будет опубликован позднее на этой неделе, также повествует о мрачной обстановке, воцарившейся в резиденции премьер-министра после того, как 14 и 15 марта на АЭС произошли несколько взрывов водорода. Согласно докладу, г-н Кан и другие чиновники начали тогда обсуждать наихудший возможный сценарий. В случае эвакуации всех работников «Фукусимы-1» ситуация на станции могла окончательно выйти из-под контроля, что привело бы к выбросу в атмосферу еще большего количества радиоактивных веществ. В результате прочие окрестные АЭС также потребовалось бы эвакуировать, что привело бы к новым авариям.
 
Доклад цитирует слова Юкио Эдано (Yukio Edano), который занимал в то время пост генерального секретаря кабинета министров, о «дьявольской цепной реакции» аварий на АЭС, способной привести к эвакуации расположенного в 150 милях к югу Токио.
 
«Мы можем потерять АЭС “Фукусима-2”, затем АЭС “Токай”, - якобы заявил г-н Эдано. – Если это произойдет, только логично будет предположить, что мы потеряем также и сам Токио».
 
В докладе также говорится о панике, которая охватила администрацию Кана в связи с перспективой выброса большого количества радиации от более чем 10 000 отработанных топливных стержней из сравнительно слабо защищенных бассейнов поблизости от поврежденных реакторов. По данным доклада, лишь через пять дней после землетрясения японский военный вертолет смог подлететь к находившемуся под наибольшей угрозой бассейну у энергоблока №4 и убедиться, что он по-прежнему наполнен водой.
 
«Мы едва избежали худшего из возможных сценариев, хотя общество тогда об этом не знало», - утверждает г-н Фунабаси, основатель фонда.
 
Г-н Фунабаси считает причиной решения администрации Кана преуменьшать опасность аварии боязнь вызвать панику. Он утверждает, что японское правительство скрывало наиболее тревожные оценки не только от общества, но и от таких союзников, как Соединенные Штаты. По словам г-на Фунабаси, доклад демонстрирует, «насколько шаткими были отношения между США и Японией» в начале кризиса – пока стороны 22 марта не начали каждый день проводить информационные встречи в резиденции премьер-министра.
 
Доклад, по-видимому, подтверждает подозрения американских ядерных экспертов из правительственных и неправительственных структур о том, что японское правительство не полностью раскрывало опасности, которыми грозила авария на «Фукусиме». Однако он также показывает, что правительство Соединенных Штатов временами паниковало и преувеличивало риски. Например, в какой-то момент американские официальные лица по ошибке заявили, что отработанные топливные стержни в бассейне у четвертого энергоблока оказались на открытом воздухе и могут начать плавиться, выбрасывая в атмосферу большое количество радиации.
 
Тем не менее, по мнению г-на Фунабаси, японское правительство виновато в том, что оно не предупредило в полной мере народ об опасностях. Именно массовое недоверие к правительству и подтолкнуло фонд предпринять независимое расследование. Ранее японское общество было склонно принимать официальные версии событий, и подобные внешние расследования проводились редко.
 
По его словам, выводы комиссии нередко противоречат заключениям правительственного расследования, опубликованным в декабрьском предварительном докладе. В частности, серьезные различия связаны с одним из наиболее важных моментов ядерного кризиса - событиями 15 марта, когда премьер-министр Кан нанес визит в штаб-квартиру Tepco, узнав, что компания хочет убрать своих сотрудников с пострадавшей АЭС.
 
Ведшие расследование представители правительства встали на сторону Tepco, заявив, что г-н Кан – бывший общественный активист, нередко вступавший в конфликт с японским истеблишментом, - просто неправильно понял компанию, которая собиралась эвакуировать только часть работников. Г-н Фунабаси заявил, что представители его фонда опросили большую часть тех, кто был причастен к событиям, — за исключение руководства Tepco, которое отказалось сотрудничать с комиссией, — и выяснили, что компания на деле хотела осуществить полный вывод персонала.
 
Он похвалил г-на Кана, который принял правильное решение, когда заставил Tepco не покидать электростанцию.
 
«У премьер-министра Кана были свои минусы, он делал ошибки, - подчеркнул г-н Фунабаси, - однако его решение ворваться в штаб-квартиру Tepco и потребовать от компании не бросать АЭС спасло Японию».

  • Дата публикации: 28.02.2012
  • 156

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться