Транскаспийский проект

Транскаспийский проект

В последнее время идея строительства Транскаспийского газопровода привлекает повышенное внимание Азербайджана, Туркменистана, ЕС и США. В сентябре 2011 года Европейский союз выдал Европейской комиссии мандат для ведения переговоров с правительствами Туркменистана и Азербайджана по поставкам каспийского газа в Европу. В марте текущего года в Брюсселе прошла трехсторонняя встреча по Транскаспийскому газопроводу. До конца года планируется подписание межправительственного соглашения по его строительству между Туркменистаном и Азербайджаном, а также политической декларации.

В этом году исполняется 20 лет с момента, когда впервые идея прокладки трубопровода по дну Каспийского моря была озвучена публично. В 1992 году этот маршрут был предложен турецкой компанией «Боташ». Он предполагал строительство трубопровода по дну Каспийского моря из Туркменистана в Азербайджан и далее в Турцию. Основным поставщиком углеводородных ресурсов должны были выступить Азербайджан и Туркменистан, которые активно включились в формирование новой архитектуры трубопроводов. Это отвечало интересам западных стран, которые стремились занять лидирующие позиции в освоении каспийских ресурсов и свести к минимуму влияние России в создании новых экспортных трубопроводов. Западные страны оказывали политическую поддержку прикаспийским странам, поощряя их деятельность в продвижении трубопроводов, идущих в обход российской территории.

В начале 1996 года президент Туркменистана дал принципиальное согласие на строительство газопровода из Туркменистана в Турцию, а затем в Европу через Азербайджан и Грузию. Проект, который должен был соединить восточный и западный берега Каспия по дну, поддержали США. Однако реализация проекта газопровода мощностью в 30 млрд. куб. м в год так и не перешла в практическую плоскость. После обнародования данных о запасах газа на месторождении «Шах-Дениз» (1,2 трлн. куб. м) позиция Баку стала меняться. Азербайджан уже не устраивала роль только транзитного государства. Он стал выдвигать условие, чтобы половину газа в трубопроводе составляли углеводороды, добываемые на его месторождении «Шах-Дениз». Это не устроило Туркменистан, который отводил Азербайджану роль транзитного государства. В итоге прикаспийские страны так и не договорились, и проект был отложен.

Вторая «жизнь» Транскаспия началась с появлением известного проекта Nabucco, который должен был вывести углеводородные ресурсы Туркменистана и Азербайджана в Европу, минуя территорию России. Эта идея вскружила голову многим политикам. Строительство газопровода по дну Каспия открывала, как казалось, фантастические перспективы. Однако в начале нулевых годов позиция Туркменистана, который стал ориентироваться на Китай, изменилась. Ашхабад ограничился политической поддержкой Транскаспийского газопровода, не давая западным странам никаких гарантий по его заполнению. Без этого строительство трубопровода теряет всякий смысл, поскольку темпы добычи газа в Азербайджане оказались значительно ниже прогнозных. Нежелание Ашхабада брать на себя обязательства привело к тому, что проект Nabucco оказался отложен на неопределенное время.

Не менее осторожно действует Азербайджан, который не идет дальше политической поддержки будущего газопровода и не намерен вкладывать в его реализацию свои средства. В Баку сконцентрировали все внимание на вопросах добычи и строительства трубопроводов для экспорта собственного газа.

Неясные перспективы Nabucco подтолкнули Баку к поиску маршрутов транспортировки собственного газа. В конце декабря 2011 года между Азербайджаном и Турцией был подписан Меморандум о взаимопонимании по строительству Трансанатолийского трубопровода (TANAP) для транспортировки азербайджанского газа от грузино-турецкой границы до западных границ Турции. Минимальная пропускная способность трубопровода составит 16 млрд. куб. м газа в год, из них 6 млрд. должно поставляться в Турцию и 10 млрд. – в Европу.

Расчеты Азербайджана строятся на том, что в ближайшие 10–15 лет добыча газа значительно возрастет. В Баку прогнозируют, что к 2020 году добыча газа в Азербайджане должна составить 30 млрд. куб. м, а к 2025 году увеличиться до 50 млрд. В 2011 году добыча газа составила 26 млрд. куб. м.

Пока Транскаспийский трубопровод оставляет больше вопросов. Во-первых, открытым остается вопрос об источнике заполнения будущего газопровода. Во-вторых, сдерживающим фактором в реализации Транскаспия выступают напряженные отношения между Баку и Ашхабадом, которые уходят корнями в 90-е годы прошлого века. В-третьих, существует проблема высокой сейсмической активности как раз в тех районах Каспийского моря, через которые должен пройти газопровод. В-четвертых, необходимо провести масштабные технические исследования. Еще одним фактором, который необходимо учитывать при проработке Транскаспия, выступают планы черноморских государств по увеличению добычи газа на шельфе Черного моря. Это может сделать бессмысленной доставку туркменских ресурсов на европейский рынок. Тем более что в отличие от китайского направления, куда туркменские углеводороды идут по низким ценам, в Европу Ашхабад хотел бы поставлять ресурсы по мировым ценам. Обсуждение Транскаспийского трубопровода может снова застопориться.

Несмотря на длительную историю, проект по-прежнему вызывает большой интерес. Сегодня в Баку и Ашхабаде его рассматривают через призму политики диверсификации маршрутов поставок на внешние рынки. Для ЕС и США Транскаспийский трубопровод – это в первую очередь решение геополитических задач.

Новый этап обсуждения строительства Транскаспийского газопровода может начаться через несколько лет, когда Туркменистан будет завершать строительство газопровода Восток–Запад, который должен связать его основные месторождения Довлетабада и Южного Йолотаня с побережьем Каспия. Проект, реализация которого началась в мае 2010 года, оценивается в 2 млрд. долл. и рассчитан на пять лет. Мощность трубопровода должна составить 30 млрд. куб. м газа в год. На начальном этапе по нему планируется прокачивать около 6 млрд. куб. м газа, а с 2015 по 2030 год – по 30 млрд. В будущем этот трубопровод может сыграть большую роль в экспорте туркменского газа за рубеж: как через Прикаспийский газопровод, так и через Транскаспийский трубопровод, который по-прежнему рассматривается в качестве отправной точки для Nabucco. И хотя неурегулированность международно-правового статуса Каспийского моря и жесткая позиция Ирана и России, выступающих против строительства Транскаспия, является сдерживающим фактором, однако Туркменистан и Азербайджан могут проигнорировать данный вопрос.

Сегодня Азербайджан и Туркменистан при активном участии ЕС и США пытаются разыграть иранскую и российскую карты, рассчитывая за счет углеводородных ресурсов усилить свои геополитические позиции. Однако газовая лихорадка, которая охватила Баку и Ашхабад, ведет к росту региональной напряженности и чревата обострением ситуации в Каспийском регионе.

Сергей Сергеевич Жильцов - доктор политических наук, руководитель Центра СНГ Дипломатической академии МИД России.

  • Дата публикации: 15.05.2012
  • 208
  • Источник:
  • ng.ru

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться