Цена нефтяного страха

Цена нефтяного страха

 Страх относительно снижения поставок нефти с Ближнего Востока из-за военного конфликта с участием Ирана являются основным фактором, толкающим вверх цены на бензин. Об этом заявил вчера президент США Барак Обама, выступая по телевидению. По словам Обамы, бесполезные разговоры о возможной войне на Ближнем Востоке, которые ведут некоторые эксперты и политики, необходимо прекратить. Об этом в статье для Iran.ru пмшет Григорий Тинский, юрист-международник и публицист.
 
На торгах в Нью-Йорке в понедельник, 12 марта, цена апрельских фьючерсов на нефть марки Light Sweet превышает 106 долларов за баррель, а цена на североморскую нефтяную смесь марки Brent превышает 125 долларов за баррель. Последний раз такой уровень цен отмечался на переломе апреля-мая прошлого года, когда разгоралась гражданская война в Ливии – самом нефтеносном государстве Северной Африки. Но Ливия поставляла на мировой рынок всего 2% торгующейся там нефти. На сей раз ставка выше. Аналитик сырьевого рынка немецкого Commerzbank Карстен Фритш считает, что причиной роста цен является европейско-иранский кризис. Иран оказался ближе к Европе, чем это кажется, глядя на глобус.
 
По запасам нефти Иран опережают только Саудовская Аравия, Венесуэла и Канада. На сегодняшний день доля этой страны составляет 5,7% мировой добычи (2011 год). Очень важную роль играет и географическое положение Ирана. Ормузский пролив – это нефтяной путь, который преодолевают танкеры, везущие нефть из всех стран Персидского залива – Ирака, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов. В проливе бывает так же тесно от танкеров, как на оживленной автостраде от большегрузных автомобилей. Этим путем перевозится не менее 20% всей добываемой в мире нефти.
 
Когда в конце прошлого года президент США Барак Обама объявил о введении финансовых санкций против Ирана, в ответ послышались угрозы перекрытия Ормузского пролива. Для мировой экономики это был бы стресс, сравнимый с нефтяным эмбарго. Цены на нефть мгновенно подскочили. В конце января Евросоюз запретил членам ЕС подписание новых нефтяных контрактов с Ираном, а ранее подписанные должны быть приостановлены с 1 июня. Так Европа решила ударить Тегеран по карману. Для Ирана – это уменьшение поставок нефти на 20-30 миллионов тонн в год, т.е. около 20% от всего нефтяного экспорта. Больше Европы иранской нефти покупают только китайцы, а после ЕС следуют Индия, Япония, Южная Корея и Турция. В прошлом году нефтяная выручка ИРИ составила около 100 миллиардов долларов. Так считает американская консалтинговая компания IHS CERA. Значит, европейское эмбарго обойдется Ирану в 20-30 миллиардов. Выпадающие объемы иранской нефти пытается восполнить Саудовская Аравия, извечный оппонент Ирана, лихорадочно пытающаяся нарастить объемы добычи.
 
На первый взгляд, эмбарго на поставки иранской нефти в Европу должно бы было иметь меньшее значение для Европы, чем для Ирана, поскольку в Иране Европа покупала всего лишь 5% общего объема импорта. Только в прошлом году из-за гражданской войны в Ливии объем иранских закупок Европа увеличила до 7%. Однако сразу же после объявления европейского эмбарго цена европейской нефти Brent с Северного Моря выросла на 11%, т.е. на 15 долларов за баррель. Наиболее резкий рост цены на этот сорт нефти произошел после того как Тегеран объявил о прекращении поставок во Францию и Великобританию. Появились предположения, что нефть может подорожать и до 150-200 долларов за баррель. На самом деле, решение Тегерана имело весьма символическое значение, поскольку ни Франция, ни Соединенное Королевство в последнее время иранскую нефть уже не покупали. Впрочем, свою роль оно сыграло – цены поднялись. Причина проста – к цене на нефть трейдеры начали прибавлять премию за риск. Аналитик шведского банка SEB Филип Петерссон комментирует сложившуюся ситуацию следующим образом:
 
«Потребители состязаются между собой, чтобы обеспечить себе поставки на будущие периоды. Нефти на рынке пока достаточно, но цены растут, поскольку нефтеперерабатывающие заводы опасаются развития конфликта Запада с Ираном».
 
Тем не менее, Европу в связи с иранским (теперь уже двусторонним) эмбарго ждут вполне ощутимые проблемы. Самыми крупными покупателями персидской нефти являются самые неблагополучные страны ЕС – Греция, Испания и Италия. Для нефтетрейдеров из этих стран отказ от иранской нефти может стоить дорого. Ходят слухи, что Тегеран продавал им нефть с солидным дисконтом для того, чтобы иметь возможность политического влияния на решения Евросоюза. В особенно трудной ситуации находится балансирующая на краю банкротства Греция, которую, по сообщениям агентства Reuters дипломатическое ведомство ЕС очень долго уговаривало согласиться на эмбарго в отношении Ирана. В этом нет ничего удивительного, т.к. в связи с финансовым кризисом у греков возникли трудности с получением банковских гарантий по нефтяным контрактам. Это вынудило Грецию отказаться от поставок нефти из России, Азербайджана и Казахстана. Поставлять нефть без гарантий рисковал только Иран, поэтому более половина сырья, закупаемого греческими нефтепеработчиками, имела иранское происхождение. Трудно предположить, что в такой ситуации греки поддержали бы эмбарго, не получив гарантий поставок нефти из других источников.
 
«Альтернативным источником поставок может быть Ливия, где добыча нефти возвращается к предвоенному уровню», - заявил журналистам на прошлой неделе шеф греческой дипломатии Григорис Делавекурас. Рост цены на нефть уже бьет по экономике ЕС, и без того находящейся не в лучшей своей форме. На прошлой неделе цена за баррель после пересчета в евро достигла рекордного значения 93,6, превзойдя на 14 евроцентов прежний рекорд июля 2008 года. Это означает, что для Европы цена нефти превысила порог начала мирового финансового кризиса. Все аналитики, от Дэвида Моррисона из GFT Markets до Оливье Жакоба из Petromatrix, опасаются, что дорогая нефть может помешать зоне евро выйти из кризиса. Прибыли европейских нефтяных компаний будут падать, поскольку перенести полностью рост цен сырья на покупателя конечного продукта невозможно – их доходы тоже падают. Нефтяные цены становятся в большей степени фактором политическим, чем экономическим. Доверие потребителей падает, а вместе с ним падает и потребление углеводородов в Европе и США.
 
Объявленное западными банкирами блокирование доступа иранских банков к системе переводов SWIFT – это тоже, как говорится, палка о двух концах. Вначале этот шаг, несомненно, затруднит Ирану международную торговлю, но, как можно судить по сообщениям информационных агентств, торговые партнеры ИРИ успешно ищут возможности обойти эти дискриминационные меры. Будут задействованы национальные валюты стран-покупателей, бартерные сделки, а также «вечные ценности» - такие как золото. Это может подтолкнуть и Россию к реализации давно замышлявшихся реформ в виде торговли углеводородами за рубли. Всё вместе это может привести к маргинализации доллара как универсального средства расчетов в торговле сырьем, что также может негативно сказаться и на американской экономике. Пока же, обеспокоенный ростом нефтяных цен, министр финансов США Тимоти Гейтнер объявил о возможном вбросе на рынок стратегических американских резервов нефти. Глобализация мировой торговли не позволяет безнаказанно изгонять с рынка никого. Экономические законы, нравится это кому-нибудь или нет, всё же выше национального законодательства. Даже если это законодательство сверхдержавы.

  • Дата публикации: 13.03.2012
  • 256

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться