Время запрягать ветер

Время запрягать ветер

Разговоры о развитии ветроэнергетики в России ведутся с начала девяностых. Но годы идут, а достижения в этой сфере не впечатляют. И сегодня ветер гуляет по России, считай, всё так же вольно, как и двадцать лет назад.

О прошлом, настоящем и будущем отечественной ветроэнергетики мы беседуем с Борисом ЗАТОПЛЯЕВЫМ – заслуженным энергетиком РФ, советником генерального директора ОАО НИИЭС «РусГидро», почётным членом Российской ассоциации ветроиндустрии, президентом Калининградской ассоциации энергосбережения.

– В нашей области – самый мощный ветропарк в России. Пуск 16 мая 1998 года первой ветроэнергетической установки (ВЭУ) стал событием, вехой в истории янтарного края.

– Хорошо помню тот день. Желая подчеркнуть важность момента, энергетики попросили включить ВЭУ тогдашнего губернатора области Леонида Горбенко. С интересом осмотрев невиданное у нас до той поры сооружение, Леонид Петрович торжественно нажал на кнопку. Дрогнул, начиная оборот, пропеллер. Поехали!..

Запуск той 600-киловаттной установки в посёлке Куликово Зеленоградского района стал первым шагом в развитии региональной ветроэнергетики. А вообще эта история началась 16 мая 1995-го, когда Минтопэнерго РФ и российско-датский Координационный комитет по сотрудничеству решили реализовать демонстрационный проект по ветроэнергетике в Калининградской области.

– Дания, помнится, вложила в него полтора миллиона крон. Почему был сделан такой подарок?

– Для датчан, думаю, это были реклама и завоевание плацдарма на перспективу. Но чтобы проект появился, нам тоже надо было сильно захотеть и потрудиться. Мы же впервые в своей практике осуществили присоединение ВЭУ к сети, учились, осваивали новое для себя направление.

Увидев, как качественно и оперативно мы сработали, датчане предложили создать у нас уже целый ветропарк. Ведь поначалу планировалось, что ряд установок направят в другие российские регионы. Ветропарк был построен согласно контракту между датской SEAS Energi Service A/S (SEAS) и ОАО «Янтарьэнерго». Наши партнёры поставили двадцать установок Vestas V27-225 кВт, до этого семь лет проработавших в Дании.

Замечу, что на нас легли проектирование, строительная часть и присоединение Куликовской ветроэнергетической станции (ВЭС) к электрической сети. Так что в итоге затраты сторон сопоставимы, а выгоды каждой из сторон налицо. Мы с меньшими затратами «прорубили окно в Европу». Датчане ещё более укрепили свой плацдарм в России.

– С 2002 года в живописных окрестностях Куликово ветер крутит пропеллеры уже целой эскадрильи ВЭУ. Суммарная мощность «ветряков» – 5,1 мегаватта. Много ли это?

– Такой мощности хватит, например, чтобы обеспечивать электричеством сотни три однокомнатных квартир. Маловато? Ну так и ветропарк слабенький, устаревшего образца. Есть и другие цифры. За первые десять лет Куликовская ВЭС выдала более 35 миллионов киловатт-часов. Чтобы получить такое количество энергии на традиционных электростанциях, нужно сжечь не менее 155 железнодорожных цистерн мазута. Вот и судите сами, какая благодаря даже этому устаревшему ветропарку экономика с экологией получаются.

Вместе с тем эффективность Куликовской ВЭС могла бы быть намного выше. Говорю это с горечью. Когда ветропарк вошёл в состав так называемой генерирующей компании, внимание ему стало уделяться по остаточному принципу. Компания эта состоит, по сути, из теплоисточников, имеет сложности с неплатежами. При таком раскладе – до развития ли ветроэнергетики? Тут бы на содержание ВЭС денег хватило. Так, в 2010-м из-за износа копеечной прокладки почти полгода не работала ВЭУ-«шестисотка». Простой принёс недовыработку около 400 тысяч киловатт-часов…

Тем не менее даже в таких условиях эффективность Куликовской станции – наивысшая в России, она даёт ежегодно пять-шесть миллионов киловатт-часов.

– А где ещё в нашей стране крутятся «ветряки»?

– На острове Беринга есть ветроустановка 500 кВт, ВЭС мощностью 2,2 МВт построена в Башкирии, ВЭС 0,3 МВт – в Ростовской области, ВЭС 1 МВт – в Калмыкии, ВЭС 2,5 МВт – на Чукотке, Воркутинская ВЭС – 1,5 МВт. Отечественная установка только в Калмыкии, на всех остальных объектах оборудование иностранное.

Но Куликовская ВЭС не только самая мощная. Трудно переоценить роль, которую она сыграла в судьбе отечественной ветроэнергетики. Эта станция стала прелюдией разработки Программы развития ветроэнергетики РАО «ЕЭС России», создания в нём координационного совета по ветроэнергетике. После реформирования РАО ответственность за развитие ветроэнергетики перешла по преемственности ОАО «РусГидро», компании с контрольным пакетом у государства.

С Куликовской станции начались необходимые, пусть пока и недостаточные, поправки в законодательство. Позднее появилось распоряжение №1-2009 правительства РФ о доле возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в общем балансе генерации страны.

– Тем не менее успехи России в ветроэнергетике скромны. Что мешает?

– Несмотря на принятие в 2009 году упомянутого распоряжения, определившего целевые показатели развития ВИЭ в стране, пока не приняты два принципиальных решения, определяющих механизм господдержки. Первое – о надбавке к цене электроэнергии, вырабатываемой такими установками и обеспечивающей инвестору окупаемость строительства ветростанции в срок до пяти-шести лет. Второе – о том, кто и за чей счёт должен осуществить работу, связанную с присоединением ВЭС к энергосистеме. В проекте решения предусматривается, что это задача энергосистемы, но – за деньги, выделяемые из федерального бюджета. Вопрос очень непростой, к тому же он связан с рынком мощности и энергии, затрагивает интересы многих игроков, а потому требует особой взвешенности. Нужны время и терпение. А пока нет решений, нет и инвестиций. Инвесторы в ожидании.

Калининградский же опыт при всех минусах показал жизнеспособность ветроэнергетики в российских условиях. Близость к Европе, возможность создания в нашем регионе ВЭС суммарной мощностью до 200 МВт и более без серьёзных инвестиций в усиление сетевой инфраструктуры говорит о том, что здесь должна «вариться каша» отечественной ветроэнергетики. Немаловажно, что в области теперь есть кадры в науке, среди эксплуатационников, проектантов, строителей, монтажников.

НИИЭС ОАО «РусГидро» в 2008 году обследовал пять площадок для будущих ВЭС на территории региона, одна из них вблизи госрезиденции, строящейся в Пионерском. Наличие соглашения между «РусГидро» и областным правительством по развитию региональных ВИЭ могло бы придать новый импульс повышению энергоэффективности в регионе.

– Правда ли, что ветропарк – зона повышенной опасности? Бывший губернатор Георгий Боос, помнится, такие страсти рассказывал: мол, вокруг подобных объектов возникает 500-метровая «мёртвая зона»…

– Эта страшилка появилась на заре ветроэнергетики и, к сожалению, жива до сих пор. И если говорить о Куликовской ВЭС, то кто там только из братьев наших меньших не живёт. А ведь их не обманешь, они «нехорошее» место за версту чуют.

– Не поставила ли крест строящаяся Балтийская АЭС на развитии ветроэнергетики в самом западном регионе России? По расчётам, она с лихвой покроет потребности области в энергии. Ещё и на сторону продавать якобы сможем. «Ветряки» же теперь, выходит, не нужны?

– Рано или поздно без атомной энергии человечество просто не сможет существовать. С другой стороны, никогда не получится полностью «отдаться воле ветра», несмотря на возможности аккумулирования.

Однако ветропаркам под силу стать заметным подспорьем. К примеру, в сетях нашей энергосистемы высокие потери электроэнергии, одни из самых высоких в стране. Их снизить могла бы ветроэнергетика – путём установки ветрогенерации на «хвостах» линий электропередачи у потребителей. Снижаются потоки электроэнергии к потребителю, снижаются потери, расход топлива на станциях, выбросы углекислого газа. За счёт аккумулирования ветроэнергии можно снизить расход газа на цели отопления и горячего водоснабжения в ряде городов области.

Что касается развития ветроэнергетики при АЭС, я убеждён – одно другому не мешает. К тому же развитие возобновляемой энергетики и ветроэнергетики в частности вызвано неистощаемостью возобновляемых источников энергии (в отличие от органического топлива) и экологической чистотой – а это здоровье людей. Кроме того, традиционные энергетические установки весьма уязвимы с военной точки зрения. Установки же возобновляемой энергетики по живучести превосходят все остальные.

– Выходит, будущее – за тандемом атомной и возобновляемой энергетики?

– Да, они будут дополнять друг друга. Ведь в конечном итоге должна быть обеспечена энергетическая, экологическая и просто безопасность. Делать ставку только на атомную энергетику в масштабах страны даже в далёкой перспективе технологически невозможно.

Многие государства сделали ставку на возобновляемые источники энергии, и в том числе – на ветроэнергетику. Мощность ветростанций в мире каждые три года удваивается. Так, объём производимой ветроэлектроэнергии в общем балансе Германии составляет около десяти процентов. У датчан – двадцать процентов. К слову, объём мирового производства ветроэнергии позволил бы обеспечить электроэнергией в течение года Италию, государство с населением шестьдесят миллионов человек и экономикой, занимающей седьмое место в мире.

Россия сегодня могла бы начать строить ВЭС большой мощности на базе ветроустановок зарубежных фирм с трансфером технологий на российские предприятия, изготовлением на них сперва отдельных элементов, узлов и деталей с переходом на сборочные операции. У нас уже имеется пример автомобилестроения. А зарубежные фирмы готовы к такому сотрудничеству.

  • Дата публикации: 01.07.2011
  • 310

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться