Россия в Центральной Азии - геополитическое сжатие

Россия в Центральной Азии - геополитическое сжатие

Последние события в бывших союзных республиках Средней Азии свидетельствуют, что для России в этом регионе начался период геополитического сжатия. Сохранить позиции во всех странах Центральной Азии, по-видимому, уже невозможно. Вопрос заключается в том, как выстроить отношения с ними таким образом, чтобы наилучшим образом обеспечить основные военные, политические и экономические интересы России.
 
Выход Узбекистана из состава ОДКБ и ухудшение отношений с Киргизией и Таджикистаном, произошедшие в течение 2012 г., в будущем, возможно, будут считаться признаком локального геополитического сдвига. Однако сокращение сферы влияния РФ в Центральной Азии началось намного раньше. Первой ее покинула Туркмения. В апреле 2009 г. после взрыва на газопроводе "Средняя Азия – Центр-4" Москва полностью прекратила ставшие невыгодными в условиях кризиса закупки газа у Туркменистана. Последний был вынужден в два раза сократить годовую добычу газа, потеряв, по некоторым оценкам, до четверти своего ВВП. Закупки были возобновлены только в январе 2010 г. в объемах, вчетверо меньших докризисных показателей (10-11 млрд. кубометров вместо 47 млрд. в 2008 г.).
 
Российскую нишу на туркменском газовом рынке заняли Иран и Китай. В декабре 2009 г. был запущен трансконтинентальный газопровод Туркмения – Узбекистан – Казахстан – Китай, а в январе 2010 года – второй туркмено-иранский газопровод Довлетабад – Серахс – Хангеран. Проект строительства Прикаспийского газопровода вдоль восточного берега Каспия, по которому в Россию планировалось поставлять дополнительные объемы туркменского газа, был заморожен. Российских компаний среди разработчиков крупнейшего туркменского газового месторождения Южный Иолотань не оказалось.
 
В декабре 2010 г. свою деятельность в Туркмении была вынуждена приостановить оператор сотовой связи МТС. Произошло это после того, как туркменские власти приостановили лицензию дочернего предприятия МТС компании BCTI. Без связи остались 2,4 млн. абонентов – около половины 5-милионного населения республики. Помимо МТС в Туркмении работает только государственный оператор "Алтын Асыр", который к такому наплыву абонентов оказался не готов, и у жителей страны возникли серьезные проблемы с сотовой связью и мобильным Интернетом. Урегулировать ситуацию не удавалось более полутора лет. В марте 2011 г. МТС направила письмо участникам конференции "Turkmenistan Oil & Gas Road Show 2011" в Сингапуре, предупредив их о рисках ведения бизнеса в Туркменистане. В ответ власти страны обвинили оператора в необоснованном повышении тарифов и извлечении из республики огромной прибыли. Договориться стороны смогли лишь 25 июля этого года, когда был подписан протокол об урегулировании спорных вопросов. Туркменские власти выдали МТС лицензию на оказание услуг сотовой связи в стандарте GSM и 3G, а оператор взамен обязался выплачивать 30% чистой прибыли вместо прежних 20%.
 
Крупные проекты в сфере гидроэнергетики, вынашивавшиеся Россией в первой половине 2000-х гг., так и не были реализованы. Строительство Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Киргизии грозило обострением отношений с "нижними" странами Центральной Азии – Узбекистаном и Казахстаном, с которыми Россию связывали союзнические отношения. Сомнения вызывали экономическая целесообразность проектов и перспективы возврата инвестиций. Сангтудинская ГЭС-1, построенная в Таджикистане РАО ЕЭС России, столкнулась с проблемой хронических неплатежей, которая не решена до сих пор. Часть кредитов, предоставленных Киргизии накануне падения режима К. Бакиева, оказалась попросту разворованной. 30 июля с.г. "Коммерсант" сообщил, что Россия и Киргизия достигли принципиальной договоренности по строительству Камбаратинской ГЭС-1 на реке Сары-джаз мощностью 1,9 МВт. РФ и Кыргызстану будет принадлежать по 50% акций станции, но до возврата инвестиций киргизский пакет будет находиться в доверительном управлении у России. Однако выделение кредитов руководство РФ связывает с решением других спорных вопросов, и прежде всего созданием в республике объединенной российской военной базы. А договориться по этому вопросу пока не удается.
 
Еще более сложная ситуация складывается в экономических отношениях с Узбекистаном. Ряд российских компаний, таких как "ВимБильДанн" и "Книгомир", были вынуждены свернуть свой бизнес в республике. Не состоялась российско-узбекистанская интеграция в сфере авиастроения. Ташкентское производственное объединение им. Чкалова (ТАПОиЧ), которое в советский период было головным предприятием по производству военно-транспортных самолетов Ил-76, не вошло в состав российской Объединенной авиастроительной корпорации. Авиационное производство на заводе было свернуто, а производство новой модификации самолета перенесено в Ульяновск.
 
В июле этого года в республике была приостановлена деятельность дочерней компании МТС – "Уздунробиты", в результате чего без связи осталось 9,5 млн. абонентов – треть всего населения Узбекистана. Конфликт вышел на межгосударственный уровень. 31 июля с.г. заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин в телефонном разговоре с послом Узбекистана Зиядуллой Пулатходжаевым заявил, что ситуация вокруг "МТС-Узбекистан" приобретает все более острый характер и требует совместного поиска взаимоприемлемого решения.
 
Самым удачным экономическим проектом России в регионе на сегодняшний день является создание Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП), участником которых является пока только Казахстан. В январе-мае 2012 г. объем взаимной торговли стран ТС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличился на 15,5%, достигнув 28,3 млрд. дол. Однако перспективы присоединения к Таможенному союзу других стран региона, прежде всего Киргизии и Таджикистана, пока не ясны. Унификация таможенного законодательства может обернуться для них большими потерями. Киргизии, например, грозит потеря доходов от реэкспорта китайского ширпотреба. Что касается Узбекистана и Туркмении, то планов по присоединению к ТС у них вообще нет.
 
Летом этого года на фоне нерешенных проблем в сфере экономических отношений России с государствами Центральной Азии обострилась ситуация в области военно-политического сотрудничества. В конце июня Ташкент заявил о приостановлении участия в деятельности ОДКБ, мотивировав свое решение неэффективностью организации в вопросе афганского урегулирования. Одновременно зашли в тупик переговоры о продлении сроков пребывания в Таджикистане российской 201-й военной базы. В сентябре прошлого года президенты России и Таджикистана Д. Медведев и Э. Рахмон договорились о продлении пребывания базы на 49 лет. Однако Душанбе стал выдвигать все новые неприемлемые для России условия. В результате главком Сухопутных войск России Владимир Чиркин заявил, что может встать вопрос о пребывании российской базы в республике вообще, а Министерство обороны приостановило финансирование ее развития.
 
12 июля "Коммерсант" сообщил, что руководство Таджикистана требует у России за размещение базы 250 млн. долл. в год. Накануне о намерении повысить плату за пребывание российских военных объектов заявил министр обороны Киргизии Талайбек Омуралиев. Речь, по его словам, идет о базе подводных испытаний оружия в Караколе, центре военной связи в Кара-Балте и радиосейсмической лаборатории в Майлуу-Суу. Арендную плату за российскую авиабазу в Канте, которая действует в интересах ОДКБ, Киргизия пока повышать не планирует.
 
Дальнейшие перспективы военного сотрудничества России с Таджикистаном и Киргизией находятся пока в подвешенном состоянии. Согласие на создание объединенной российской базы Бишкек не дал. 17 июля Владимир Чиркин сообщил, что Душанбе согласился на российский вариант безвозмездного размещения 201-й базы на 49 лет. Однако департамент информации таджикского МИДа его заявление опроверг, сообщив, что переговоры пока продолжаются. Недавние столкновения между правительственными войсками и отрядами полевых командиров в Горном Бадахшане, в которых принимали участие афганские боевики и, по разным оценкам, погибло от нескольких десятков до нескольких сотен человек, говорят о том, что ситуация в этой части Центральной Азии остается крайне нестабильной. К 2014 г. США выведут большую часть своих войск из Афганистана, и самостоятельно защитить себя в случае внешней агрессии Киргизия и Таджикистан не смогут.
 
Обеспечить же их военную поддержку без аэродромов и постоянных военных баз России и другим членам ОДКБ будет проблематично. Сокращение сферы влияния РФ в Центральной Азии, таким образом, отрицательно сказывается на региональной безопасности и "персональной" безопасности целого ряда стран, но, к сожалению, не все из них осознают это в полной мере.
 
Об этом пишет "Русское Единство", как передает www.centrasia.ru.

Источник "Нефть России"


  • Дата публикации: 13.08.2012
  • 228

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться