Белорусам обещают безопасный атом

Белорусам обещают безопасный атом

Вопрос о целесообразности строительства в Беларуси АЭС сегодня является, пожалуй, одним из самых обсуждаемых. Дискуссии вызывает не только то, насколько, собственно, это необходимо для диверсификации  источников получения энергии, но и то, не станет ли новая электростанция источником повышенной опасности, ведь еще свежа память об одной из самых страшных техногенных катастроф XXвека – аварии на Чернобыльской АЭС.

О гарантиях безопасности на пресс-конференции «Научное сопровождение развития атомной энергетики в Республике Беларусь» рассказала Валентина Александровна Брылева – научный сотрудник ГНУ «Объединенный институт энергетических и ядерных исследований – Сосны» НАН Беларуси.

- Начну с того, что КПД у АЭС порядка 40%, в то время как у ТЭЦ – лишь около 20%. При сжигании 8 г урана выделяется столько же энергии, сколько при сжигании 40 тонн угля, 7 тонн нефти, или 900 кубических метров газа. Немаловажный аспект - безопасность перевозок: при использовании ядерного топлива отпадает необходимость осуществлять перевозки большого количества энергоносителей по железной дороге, что само по себе небезопасно.

При нормальной работе реактора реакция находится под жестким контролем, тепло отводится, и если возникает нештатная ситуация, в работу вступает система безопасности, которая строится как по активному, так и по пассивному принципу.Безопасность атомной станции сегодня достигается посредством применения различных технических средств и организационных мер.

Главная цель существующей сегодня концепции безопасности – обеспечить защиту населения от любых видов радиационной угрозы. Для этого используются все возможные способы: разработка соответствующей нормативно-правовой базы, тщательная подготовка площадки, выбор надежного и безопасного проекта, жесткий контроль качества выполнения строительно-монтажных работ, установка самого высокотехнологичного оборудования, эксплуатация в полном соответствии с регламентом и т.д. Работать на станции будут только специально подготовленные профессионалы, обладающие необходимыми знаниями и соблюдающие общую культуру безопасности.

 Система безопасности на станции будет строиться по принципу защиты в глубину. Топливные таблетки помещаются в герметичную оболочку из циркониевых сплавов, обязательным требованием для которой является абсолютная герметичность. Следующий барьер – изоляционный контур: за пределы реакторного отделения радиоактивность попросту не выходит. Корпус реактора защищает специальная оболочка, выдерживающая давление до 160 атмосфер. Давление под оболочкой ниже атмосферного, поэтому при выбросе внутри оболочки, радиоактивность наружу не выходит, благодаря разности давлений. При нарушении любого из барьеров реактор выводится из работы для устранения неисправности.

  

Системы безопасности для защиты целостности барьеров делятся на локализующие, защитные, обеспечивающие и управляющие. Одни, как я уже говорила выше, работают по активному принципу – для их функционирования требуется подвод энергии или вмешательство оператора. Другие действуют по пассивному принципу – они работают посредством естественной конвекции, циркуляции, силы тяжести (например, падение стержней под собственным весом в случае аварийной ситуации).

Станцию надежно защищена от ураганов, смерчей, внешних взрывов (до 10 кПа), падения самолета, землетрясения до 8 баллов, снеговых нагрузок, наводнений. Выход радиоактивных продуктов при нормальной эксплуатации АЭС составляет не более 1% от установленного нормативными документами. Если говорить о радиационной нагрузке на население, то годовая эффективная доза облучения не превысит 0,0033 мЗв, что составляет менее 0,4% от рекомендуемого Международной комиссией по радиологической защите (МКРЗ) годового предела дозы (0,1 мЗв). Если обратиться к данным систем контроля в 30-километровой зоне в районе Игналинской АЭС, то в Браславе, в то время как в 7 км от него эксплуатировалась АЭС с реактором МПМК мощностью 1700 мегаватт, радиационный фон не отличался от естественного фона других городов Беларуси.

Современные АЭС спроектированы так, чтобы радиационное воздействие на население и окружающую среду при нормальной эксплуатации, предполагаемых аварийных ситуациях и проектных авариях не приводило к превышению установленных доз облучения. Радиационное воздействие на население, вызванное аварийными выбросами радиоактивных веществ в окружающую среду при транспорентных авариях за пределами зоны защитных мероприятий АЭС не требует эвакуации населения и введения защитных мер за исключением ограничения потребления местных продуктов питания.

К тому же, следует понимать, что не всякая нештатная ситуация на АЭС является аварией. Здесь можно провести аналогию со шкалой Рихтера. Для того чтобы понять, что происходит на станции, создана международная шкала ядерных событий. Она состоит из 7 уровней, понятие авария начинается только с четвертого. Остальные – это инциденты, которые вполне можно ликвидировать с помощью обычных систем безопасности, серьезной угрозы для населения и окружающей среды они не представляют. Примером аварии 5 уровня может служить авария в 1979 году в США на Три-Майл Айленд: хотя ядерное топливо частично расплавилось, оно не прожгло корпус реактора и радиоактивные вещества, в основном, остались внутри.  К 7 уровню относится Чернобыльская авария – самая страшная в истории. Из этого инцидента были извлечены серьезные уроки. Практически 25 лет никакие реакторы нигде не вводились.  Но за это время была проведена серьезная работа по повышению уровня их безопасности. Благодаря разработкам опытных специалистов уровень безопасности был повышен на 3 порядка: с  10 в минус 4-ой степени на реактор в год до 10 в минус 7-ой – европейские требования, предъявляемые к реакторам в наши дни.

Подготовила Лиа Чквиани


  • Дата публикации: 11.10.2010 23:48
  • 802

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться