Рабочий вектор на всю жизнь

Рабочий вектор  на всю жизнь

Наше знакомство с Михаилом Григорьевичем Езерским проходило, как говорится, на ходу. В тот январский день он собирался в командировку в Москву. Впереди было завершение работы на очередном объекте в Подмосковье, поэтому на рабочем столе то и дело появлялись чертежи, уточнялись детали проекта. Согласовывались текущие вопросы.

Наряду с этим у Езерского предстояла встреча с функционерами "Проект-Планеты". Запланирован разговор об участии его компании в предстоящих российских тендерах.Позже он объяснил, что это объединение проектировщиков для его компании служит своеобразным пропуском на российский энергетический рынок, а ООО «Энергетическое проектирование» является полноправным членом объединения "Проект-Планета".

Михаил Григорьевич неторопливо перекладывал листы ватмана и кальки и со знанием дела продолжал объяснять «рабочие моменты». Чтобы в настоящее время утвердиться предприятию на зарубежном рынке, в любой стране, необходимо, прежде всего, выполнить целый ряд формальностей, принять определенные правовые условия. А для работы в сфере энергетики требуются дополнительные разрешения. Таковы условия: в 2009 году в Российской Федерации на смену государственному лицензированию в сфере строительства, проектирования и инженерных изысканий  было введено так называемое саморегулирование. В его основе – созданные структуры некоммерческого партнерства типа объединения проектировщиков "Проект-Планета", которые владеют информацией о подрядах и производственных объемах, и заинтересованы в привлечении на российский рынок зарубежных компаний, особенно с постсоветских государств: благо, еще некоторые контакты сохранились.

В свое время не преминул возможностью воспользоваться прежними рабочими связями и Михаил Григорьевич, хотя основной его рекомендацией служила добросовестная и высококачественная работа. Ведь к тому времени за плечами Езерского остались более 25 лет стажа на бескрайних просторах Якутии. А там, в северных широтах, характер закаляется не только запредельными погодными условиями. Там, среди бескрайней тайги и гор кристализовались взаимоотношения, и в работе четко определялась мера надежности человека, когда, по словам классика, «нет уз святее товарищества». Поэтому, когда в беседе мы коснулись прошедших лет, Михаил Григорьевич отложил бумаги в сторону и его взгляд наполнился чуть уловимой тенью грусти.

– Родился я под Барановичами, сразу после войны,– говорит Михаил Григорьевич. – Мама работала полеводом, а отец – трактористом. В семье было четверо детей и это в те далекие годы считалось нормальным, хотя всем жилось достаточно трудно. Бывало, ни свет, ни зоря – родители уже в поле, а мы, когда подросли, сами управлялись по домашнему хозяйству. Учились в школе самостоятельно, без репетиторов, а домашние задания приходилось делать при свете керосиновой лампы. Всю жизнь безмерно благодарю наших стариков, потому что всех нас они смогли выучить, как говорится, дали образование и поставили на путь истинный.

После окончания средней школы Михаил Григорьевич поступил в Минский политехнический институт, на факультет энергетики, который закончил в 1973 году. Его однокашниками были многие из тех, кто руководил в прошлом или возглавляет сейчас ряд проектных государственных учреждений, а некоторые продолжают трудиться в системе Белэнерго.

– После учебы в институте, – а к тому времени я уже был женат,– говорит Михаил Григорьевич, – судьба забросила нас в Якутию. Там мне довелось на практике пройти свои «университеты», освоить все тонкости профессии, подняться по профессиональной лестнице начиная от матера участка до управляющего трестом.

Когда работал в бригаде, жил в вагончиках, среди тайги. Через год назначили на должность матера, а еще через год – стал прорабом, начальником участка. Потом был главным инженером. А последние 17 лет пребывания в Якутии возглавлял работу всей энергосистемы края.

В те годы довелось участвовать в строительстве высоковольтных ЛЭП, возводить подстанции: разрабатывались алмазные залежи и осуществлялась золотодобыча. А перед энергетиками стояла задача по снабжению всего этого производства электроэнергией на гигантских расстояниях. Представьте бескрайние просторы тайги, горные массивы и места вечной мерзлоты. При этом не редкость тридцатиградусные морозы. Действительно, территория – две Франции, так что до некоторых объектов, в самом деле, только вертолетом можно было долететь. Тем не менее, со всеми задачами энергетики Езерского успешно справлялись. Со стороны алмазодобытчиков ныне знаменитой компании «АлРосса» нареканий не поступало.

В те года Езерский познакомился с Павлом Павловичем Бородиным., Будучи руководителем треста, Михаил Григорьевич вместе в ту бытность с главой Якутского райисполкома Бородиным подписывали акты сдачи-приемки в эксплуатацию многих производственных объектов на территории Республики Саха. И теперь, бывая в Москве, Михаил Григорьевич изредка заходит к нему в гости.

В 2006 году, возвратившись из Якутии на родину, Михаил Григорьевич поменял рабочий вектор и, оставив производство, целиком занялся энергетическим проектированием. Но, как оказалось, он смог поменять направление дела, но невозможно изменить беспокойный характер.

– На нынешний день мы долгосрочно связаны с работой на российском энергетическом рынке, – говорит Михаил Григорьевич. – Поэтому нам трудно понять тех наших коллег по белорусскому «цеху», кто робщет на недостаточные объемы работы, низкие заработки. Сейчас мы проектируем ряд подстанций в Российской Федерации. Занимаемся реконструкцией энергообъектов, например, в Голицыно под Москвой, Есть «наши» объекты и в центре Москвы. Сидеть сложа руки не в нашем характере, тем более с таким мощным потенциалом, как у наших сотрудников…

 

 

Николай ИНИН


  • Дата публикации: 05.03.2012 12:38
  • 266

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться