Газовый экспромтер Внезапный указ Владимира Путина может больше навредить российским предприятиям, чем помочь

Газовый экспромтер Внезапный указ Владимира Путина может больше навредить российским предприятиям, чем помочь
Стратегические акционерные общества России и их дочерние структуры без разрешения правительства с сегодняшнего дня не имеют права выполнять требования властных структур иностранных государств — таков смысл подписанного вчера президентом Владимиром Путиным указа, призванного защитить "интересы России" во внешнеторговых сделках российских компаний. Документ призван защитить "Газпром" от антимонопольного расследования Еврокомиссии, мало что меняет в споре ЕС и "Газпрома", зато резко увеличивает риски для остальных компаний стратегического списка.

Идея "восточного", а точнее, антиевропейского разворота экономики РФ, анонсированная на саммите АТЭС 7-9 сентября российскими властями, получила юридическую поддержку. 11 сентября подписан и опубликован указ Владимира Путина "О мерах по защите интересов РФ при осуществлении российскими юридическими лицами внешнеэкономической деятельности". Указ ограничивает АО из списка стратегических предприятий (в формулировке указа от 4 августа 2004 года N1009) в праве выполнять три вида требований регулирующих и контрольных органов власти иностранных государств и международных организаций: о предоставлении любой информации об их деятельности (кроме требуемой для эмиссии ценных бумаг или раскрываемой эмитентами по законам РФ); об изменении коммерческих контрактов; о продаже долей в иностранном бизнесе, прав деятельности или имущества. Все эти действия АО и их "дочерние хозяйственные общества" могут осуществлять только с предварительного разрешения уполномоченных структур правительства РФ, а те, соответственно, имеют право запретить такие действия, если они "способны нанести ущерб экономическим интересам РФ".
 
Указ, у которого пока нет даже номера, принимался в крайней спешке: де-факто о нем не имели представления в правительстве до его опубликования и в компаниях, кроме "Газпрома". То, что указ президента в первую очередь является попыткой решения текущих проблем "Газпрома" с Евросоюзом и более ничем, стало очевидно с первых часов после опубликования документа. Газовая монополия начала собирать посвященную ему пресс-конференцию за час до появления указа на сайте президента в интернете, но собственное руководство на нее не успело: мероприятие проводил официальный представитель "Газпрома" Сергей Куприянов и говорил в первую очередь о конфликте с ЕС. О сути указа он знал. Опрошенные "Ъ" чиновники и представители АО "стратегического списка" не имели представления ни о самом документе, ни о его подготовке.
 
Действительно, на ответ Евросоюзу указом у Кремля было всего несколько дней. Официальную кампанию против "Газпрома" Европа начала почти год назад с обысков в офисах местных дочерних структур монополии и ее партнеров в рамках антимонопольного расследования Европейской комиссии (ЕК). Источники "Ъ" говорили, что с помощью доступа к контрактам "Газпрома" Брюссель хочет получить новые рычаги давления на него. Ни "Газпром", ни власти России не восприняли ситуацию всерьез, а затем, казалось, конфликт начал разрешаться конструктивно: целый ряд европейских потребителей получили скидки на газ "Газпрома". Но 4 сентября Еврокомиссия объявила о начале формальной стадии расследования деятельности "Газпрома" в Восточной и Центральной Европе. На данный момент оно затрагивает восемь стран — Польшу, Чехию, Словакию, Венгрию, Болгарию, Эстонию, Литву и Латвию, в ЕК не исключают расширения списка. "Газпром" уже на следующий день подчеркнул, что не подчиняется юрисдикции ЕС, этим фактически указав Владимиру Путину стратегию своей дальнейшей защиты. На саммите АТЭС 8 сентября президент заявил: "Объединенная Европа хочет сохранить политическое влияние — и чтобы мы еще за это немножко заплатили". После этого риторика "Газпрома" в отношении ЕС стала уже совершенно развязной. "Есть такая поговорка: на воре и шапка горит. В данном случае она должна гореть на голове ЕК",— провозгласил глава "Газпром экспорта" Александр Медведев.
 
Промежуточным финалом конфликта, собственно, и стал указ от 11 сентября. Вчера вечером Алексей Миллер уже заявил: компаниям Европы, требующим от "Газпрома" скидок (германская RWE, польская PGNIG и компании Литвы), "к нам больше обращаться не надо". Владимир Путин, в свою очередь, в ходе визита в Сербию заметил, что рассчитывает на "быстрое решение" спора "Газпрома" и ЕК, а также сообщил, что Россию "ждут в Азии".
 
Напомним, ЕК подозревает "Газпром" в трех типах нарушений на рынках ЕС: в том, что он разделил рынки газа, затруднив свободные поставки в страны ЕС, препятствовал диверсификации поставок и устанавливал несправедливые цены в привязке к нефтяным котировкам.
 
Соответственно, регуляторное решение ЕК может потребовать от него и его "дочек" представить всю информацию о своих операциях в ЕС, а затем разрешить реэкспорт газа внутри ЕС, "отвязать" цены газа от нефти, возможно, дать новые скидки европейским потребителям или продать какие-либо свои структуры в ЕС. Указ запрещает "Газпрому" исполнять любой вердикт Еврокомиссии без визы российского Белого дома.
 
У юристов, впрочем, в указе вызывает сомнение практически все, в том числе его практическая польза для "Газпрома". Так, Юлий Тай из адвокатского бюро "Бартолиус" просто считает указ "временной мерой" для отсрочки исполнения требований ЕК к "Газпрому". Даже сама конструкция указа вызывает сомнения: так, вопросы указа ограничивают автономию воли юрлица, а Гражданский кодекс (ГК) РФ разрешает вводить такие ограничения только федеральными законами — при противоречиях, гласит ст. 3 ГК РФ, применяется закон, но не указ президента. По его мнению, исполнение указа может противоречить целому ряду международных конвенций, согласно законам РФ, стоящих в правовой иерархии выше указов — Нью-Йоркскую конвенцию о купле-продаже, Венскую конвенцию о договорах международной купли-продажи, межправительственные двусторонние соглашения о защите иностранных инвестиций.
 
В формулировке указа неочевидно, что он не относится к иностранным "дочкам" российских юрлиц — их отказ от исполнения распоряжения иностранного регулятора просто нарушает суверенитет этих государств, с чем они мириться не будут. Указ, по единодушному мнению юристов, является крайне "сырым" — в целом ситуация напоминает распоряжение премьер-министра Владимира Путина в 2011 году раскрыть в срочном порядке всех контрагентов госкомпаний, которое было исполнено частично и лишь после разъяснений ведомствами его смысла и порядка исполнения.
 
Разъяснения явно потребуются. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, поясняя, почему действие указа не ограничено одним лишь "Газпромом", а распространяется на все стратегические предприятия, сообщил: "В настоящее время указ выгоден "Газпрому", потому что в отношении него предпринимаются определенные действия со стороны ЕК. Но многие стратегические предприятия ведут международную деятельность. Соответственно, потенциально они могут столкнуться с ситуацией, когда их интересы могут быть нарушены. А поскольку в стратегических компаниях так или иначе присутствует государство, могут быть нарушены интересы РФ". Указ устанавливает режим "экономического суверенитета" в отношении ряда крупных компаний, работающих за пределами РФ, в том числе "Роснефти", "Транснефти" и "Зарубежнефти", "Интер РАО" и "РусГидро", РЖД, "Совкомфлота", ряда оборонных холдингов и их СП, и никак не ограничивает, какие именно требования иностранных регуляторов и где они могут с разрешения (или по требованию) Белого дома не исполнять.
 
Почти во всех стратегических компаниях, кроме "Газпрома", документ вызвал недоумение, в ряде случаев граничащее с прямым (хотя и анонимным) возмущением. Собеседник "Ъ", занимающийся юридическим сопровождением бизнеса одной из госкомпаний за рубежом, говорит, что ему смысл нового указа неясен. "В основном операционные компании — это дочерние структуры российских, зарегистрированные в Европе. Они не могут не подчиняться местным органам власти",— прямо утверждает он. Источник "Ъ" в другой стратегической госкомпании согласен, что указ должен касаться дочерних обществ госкомпаний, находящихся в российской юрисдикции, но не в зарубежной. В оборонных компаниях полагают, что указ сильно ограничит возможности создания СП с иностранцами — даже в России.
 
Теоретически ситуация с указом относится и к конфликту российского авиарынка с ЕК: напомним, с 2011 года Россия конфликтует с ЕС (как и Китай, Индия, США) по поводу введенных норм на выбросы авиакомпаний (ETS), за которые придется расплачиваться отечественным перевозчикам, работающим в ЕС. В начале года заместитель министра транспорта Валерий Окулов заявил, что Россия в качестве ответных мер может пойти на введение для авиакомпаний ЕС ограничений по увеличению частоты использования транссибирских магистралей и запретить отечественным авиакомпаниям участвовать в системе торговли квотами по эмиссии парниковых газов. Ряд стран уже пошли на аналогичные меры, но декларация "экономического суверенитета" по крупным компаниям пришла в голову только чиновникам России.
 

Теоретически указ касается и двух российских "стратегических" банков — ВТБ и "дочки" "Роснефти" ВБРР. В пресс-службе ВТБ указ прокомментировали нейтрально, а в ВБРР от него отказались. Но в неофициальных комментариях некоторые банкиры даже поддерживают издание указа. "Это нормальный защитный механизм,— говорит один из собеседников "Ъ".— На каком вообще основании зарубежные власти будут требовать от российских структур того или иного ведения бизнеса за рубежом? У нас есть свои начальники. Если кто-то видит в методах работы наших компаний нарушения, пусть налагают санкции, выносят предписания, но не диктуют, как нам менять свои договоры, с кем работать и кому что продавать".

 


  • Дата публикации: 12.09.2012
  • 236

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться