Как устроена структура энергетики Северной Кореи

Недавно Северная Корея осуществила свой очередной запуск баллистической ракеты - в ответ США направила свои военные корабли к ее берегам. Обострение вокруг и так исторически напряженной ситуации между Северной и Южной Кореями, в которых активно участвуют США, Китай и вся мировая общественность, длится уже почти неделю. В этом материале вы узнаете, как в КНДР обстоят дела с энергетикой.

Северная Корея

Есть ли более подробная информация, помимо всемирно известного спутникового снимка, на котором видно разительное отличие в освещении Южной и Северной Кореи ночью?

По некоторым подсчетам (их в принципе мало, и они весьма нерегулярны), в КНДР вырабатывается около 33 ТВт-ч электроэнергии в год, что составляет лишь 7% от генерации в Южной Корее, например.

Основы энергобаланса

Энергобаланс КНДР в основном состоит из угольной и гидрогенерации. В стране работает 4 гидроэлектростанции на реке Ялуцзян (общей мощностью около 2000 МВт). Река течет на границе между Китаем и Северной Кореей, поэтому все эти ГЭС находятся в общей собственности стран. И электроэнергия делится пополам, либо часть генераторов закреплены за Китаем, а часть за Северной Кореей (например, на ГЭС Yunfeng Dam мощностью 400 МВт генераторы №1 и3 закреплены за китайской, а № 2 и 4 - за северокорейской стороной).

При этом на другой реке, Чхончхонган, по официальным данным партии КНДР, функционирует еще 10 гидроэлектростанций.

Северная Корея

В 2012 году на реке была запущена вторая из этих десяти, тогда еще только планируемых, ГЭС. Ее мощности могут обеспечить половину энергопотребностей столицы КНДР, Пхеньяна, но низкий уровень воды в реке не всегда позволяет ГЭС работать на полную мощность. В 2015 году появилось официальное сообщение о вводе в эксплуатацию десятой ГЭС, что было приурочено к 70-летию партии. По некоторым данным, эти объекты способны генерировать от 120 до 300 МВт, по другим - около 430 МВт.

Северная Корея сильно зависит от гидроэнергетики, так как старается экспортировать как можно больше угля (по всей видимости, в основном в Китай, хотя это и противоречит международным санкциям). А так как зимы в КНДР засушливые (что влияет на уровень воды в реках), то нехватка электроэнергии ощущается населением особенно остро в холодные месяцы.

Так, В 2015 году страна пережила серьезную засуху - по официальным сообщениям, худшую за последние 100 лет, что сильно отразилось на электрогенерации и на работе промышленных предприятий. КНДР даже пришлось вернуть в обиход дизельные поезда.

Угольные электростанции в стране работают на антрацитовом угле местной добычи. Электростанции, как и сами шахты, устарели. Поэтому в начале этого года в официальных источниках Партии появилась информация о грядущей модернизации мощностей. В частности, планируется реконструкция насосной станции циркуляционной воды на одной из ТЭС и замена «измерительного оборудования на современное», на двух других ТЭС планируется усовершенствование технологии сжигания антрацита. Также в партийных СМИ (других там и нет) заявляли о повышении эффективности генерации на ГЭС на 2% «за счет внедрения научных методов эксплуатации».
При этом также существует информация о строительстве новой угольной электростанции возле Пхеньяна, но на каком она этапе неизвестно.

Эксперты же отмечают, что модернизацией генерирующего оборудования не удастся решить проблему обеспечения населения электроэнергией, также не помогут и новые мощности. В первую очередь, необходима реконструкция системы линий электропередач, из-за которой и случаются перебои с электроснабжением.

В целом, электроэнергетика в КНДР - весьма хрупкая система, начиная с зависимости от переменчивых гидроэлектростанций и заканчивая серьезными проблемами с линиями электропередач. И одним из решений проблемы нехватки энергии в Северной Корее видят возобновляемые источники энергии.

Возобновляемые источники энергии

В 2013 году в КНДР на очередном съезде конгресса Партии был провозглашен курс на развитие возобновляемой энергетики и принят соответствующий закон. В частности, на том же съезде, было объявлено о запуске в эксплуатацию двух новых гидроэлектростанций (мощности их неизвестны) и установлена цель - довести выработку электроэнергии из «зеленых» источников до 5 млн кВт (ГВт).
Ветер
Одним из пунктов на пути к достижению этой цели назвали повышение доли ветровой энергетики в энергобалансе страны до 15% к 2044 году.

По оценкам, ветроэнергетический потенциал в стране не самый перспективный - показатели ветра наиболее благоприятны на побережьях (особенно на северо-восточном) и на высоких горных хребтах в центре страны.

Какова доля ветрогенерации в КНДР сегодня - неизвестно. Но ветроэнергетика в стране существует. Во-первых, еще в 1998 году США построили в Северной Корее 7 ветровых турбин (данные исследовательской аналитической организации Nautilus Institute for Security and Sustainability), во-вторых, доподлинно известно, что на военно-воздушной базе 1016 (KPA Air Force Unit 1016) есть ветростанция, которая обеспечивает ее энергией, и, по-видимому, она состоит как минимум из трех ветротурбин.

Северная Корея

Кроме того, в национальном Институте исследований природной энергии КНДР еще в 2014 году заявляли, что «единичная мощность 71,4% работающих сегодня ветротурбин находится в диапазоне до 300Вт, остальные 28,6% - ветроустановки большей мощностью». При этом в Институте заявляли, что большинство оборудования для солнечной и ветровой энергетики производится на территории страны.
Также в 2015 году в России планировали начать импортировать в КНДР электроэнергию, сгенерированную на ветростанциях (что тоже не совсем соответствует санкциям). Также в рамках этого проекта планировалось строительство четырех ветростанций на границе РФ и Северной Кореи общей мощностью 40 МВт, на что собирались потратить $55 - 62 млн. Завершение проекта ожидалось в 2016 - 2017 гг, но его судьба пока неизвестна.

Более того в развитии ветроэнергетики Северная Корея сотрудничала с ООН. В двух провинциях Пхёнан-Пукто и Пхёнан-Намдо, в рамках Программы Развития ООН сооружались малые ветроэнергетические мощности (с целью повышения доступа населения к электроэнергии и снижения зависимости от «угольной» электросети).

Солнце

С распространением и удешевлением солнечных батарей, население КНДР использует их для борьбы с хроническим дефицитом электроэнергии на уровне домохозяйств. Солнечные панели являются чуть ли не основным источником электричества при отключениях электроэнергии (весьма частых). В основном, это маленькие модули на 50 - 200 Вт, которые используют для самых базовых бытовых нужд: освещения, подзарядки мобильных телефонов (ими, правда, владеет лишь 10% населения - около 2,5 млн человек) и питания небольших бытовых приборов. Такой способ решения проблемы электроснабжения стал особенно популярен в последние несколько лет - лишь в период с 2014 по 2015 годы их количество выросло в 3 раза.

Самая дешевая панель, импортированная из Китая на 50 Вт, продается за $35. При том, что эти $35 - средняя месячная зарплата в КНДР. Более мощные установки, на 200 Вт, могут обойтись в $160.

Но если раньше домашние солнечные панели в основном импортировали из Китая, то пару лет назад в КНДР запустили собственное производство солнечных элементов, перебирая на себя часть спроса. По официальным данным, производственные мощности расположены в Пхеньяне, а разработкой солнечных элементов занимался Университет имени Ким Ир Сена (крупнейший в КНДР). Их активно используют, в первую очередь, для установки на городские фонари и, говорят, что не только в столице.

В Пхеньяне солнечные панели на балконах многоэтажных домов - зрелище очень распространенное.

Северная Корея

В Северной Корее также есть транспорт на солнечных панелях - это паромы, которые курсируют по реке Тэдонган в Пхеньяне. О запуске таких «солнечных» паромов (их три) сообщали в официальных северокорейских новостях. Вес каждого из них - 45 тонн, скорость - 11 км/ч, и на борту вмещается по 50 - 60 пассажиров, на полном заряде такой паром может курсировать до 8 часов.

Кроме того, в КНДР есть и автобусы на солнечных панелях. Это старые Икарусы, которые были поставлены еще во времена СССР, и теперь потребляют слишком много слишком дорогого и дефицитного дизельного топлива. На крыши этих автобусов устанавливают солнечные батареи, которые питают небольшие электродвигатели.

Но при этой кажущейся распространенности солнечных технологий «в среде народа», солнечная энергетика занимает лишь 0,1% от всей электроэнергии, генерируемой в стране (по данным Nautilus Institute за 2015 год).

Более крупные солнечные установки (больше 200 Вт) устанавливают на промышленных объектах, таких как шелковая фабрика Kim Jong Suk в Пхеньяне, или колхоз в его пригороде. Также сравнительно большая солнечная установка расположена в Научно-технологическом центре в Пхеньяне - отдельном комплексе по развитию технологий, где, как говорят власти КНДР, используется также и геотермальная энергия.

При этом самые крупные солнечные электростанции находятся на объектах с ограниченным доступом. Так, на военно-воздушной базе на западном побережье страны установлена солнечная станция площадью 0,53 га, а возле казино в Особой экономической зоне Расон на северо-востоке страны - еще одна, на 0,49 га.

Также известно, что в 2014 году Южная Корея построила на территории Северной Кореи солнечную станцию мощностью 1 МВт на заводе в приграничном городе Кэсон. Тогда планировалось построить 19 МВт таких объектов - это называли ««зеленой разрядкой» для снятия напряженности на основе сотрудничества в области экологически сфокусированных проектов».

Но самое важное, что ВИЭ позволяют Северной Корее получать технологии для модернизации своей устаревшей инфраструктуры и получать дополнительные доходы через Механизм чистого развития согласно Киотскому протоколу. Такое сотрудничество не противоречит международным санкциям, наложенным на страну, поэтому и проект ООН эти санкции не нарушал. Так как, согласно Киотскому протоколу, между странами-участницами (а КНДР таковой является) предусмотрена торговля квотами на загрязнения, а также реализация совместных проектов по внедрению технологий, обеспечивающих сокращение выбросов.

Есть ядерная бомба, но есть ли ядерная энергетика

Если в стране такой дефицит электроэнергии, то почему бы не построить несколько атомных реакторов, тем более, что мощности для производства ядерного топлива в КНДР есть? Так когда-то и планировали сделать, и строить реакторы на легкой воде должны были США.

21 октября 1994 было опубликовано Рамочное соглашение между КНДР и США по решению ядерной проблемы и урегулированию двусторонних отношений. Документ, в частности, обязывал США построить в КНДР АЭС на двух легководных ядерных реакторах общей мощностью 2 ГВт в Синпхо (восточное побережье КНДР). Также США- еще до завершения строительства первого реактора к 2003 году - должны были обеспечить поставку в КНДР жидкого топлива в объеме 500 тыс. тонн в год для покрытия дефицита энергии. От КНДР в обмен на это потребовали заморозить и демонтировать имеющийся газографитный реактор, где можно получать оружейный плутоний. Помимо этого, документ гарантировал сохранение КНДР в качестве участницы ДНЯО (договор о нераспространении ядерного оружия, из которого страна уже несколько раз порывалась выйти). Но завершить начатое строительство не удалось - стороны обвинили друг друга в несоблюдении обязательств.

В 2005 году Северная Корея заявила, что намерена самостоятельно активно развивать ядерную энергетику на основе графитовых реакторов - в ответ на прекращение поставки легководных реакторов. Позже, в 2012 году, в СМИ появлялась информация, подтвержденная спутниковыми снимками, что Северная Корея все же продолжила строительство атомных станций. По данным американских спутников, строительство АЭС тогда не было завершено и реакторы не функционировали, но было признано, что КНДР удалось "существенно продвинуться в строительстве". В частности, здание турбины реактора внешне выглядело уже завершенным. 

До этого, еще в 1986 году, о планах построить атомную станцию в КНДР мощностью 1760 МВт заявляли в Советском Союзе. Планировалось достроить АЭС до 1992 года, но эти планы тоже не сбылись - тогда в КНДР были обнаружены реактор и установка по производству топлива для него, которые не находились под контролем МАГАТЭ. В Северной Корее утверждали, что это не новый, а прежний советский реактор (СССР построил исследовательский реактор ИРТ-2000 в Йонбене мощностью 2 МВт еще в 1965 году), мощность которого была увеличена до 5 МВт. С этого времени началась жесткая политическая борьба по ядерному вопросу между Пхеньяном и международным сообществом.

В Йонбене помимо исследовательского ИРТ-2000 было начато строительство еще одного ядерного реактора, мощность которого должна была составить 50 МВт. Было также развернуто строительство реактора мощностью 200 МВт в районе Тхончхона (но судя по карте ядерных объектов в Северной Корее, его так и не достроили).

В ноябре 2010 появилась информация, которая тоже была подтверждена спутниковыми снимками, о том, что в КНДР идет строительство нового экспериментального легководного реактора на 25 - 30 МВт. В конце 2012 Южная Корея заявила, что на территории Северной Кореи есть еще и другие ядерные объекты кроме всем известного Йонбена.

Все эти реакторы, по оценкам специалистов, имеют двойное назначение: для выработки электроэнергии и получения плутония оружейного качества. Эксперты считают, что на объектах в Йонбене перерабатывают отработанное топливо с атомных станций, из которого и получают плутоний. Но данных о том, сколько ядерные объекты производят электроэнергии, нет.

В том положении, в котором находится КНДР, при всем желании страны, покрыть энергодефицит за счет ядерной энергетики не получится. Даже есть не учитывать последние события (а их невозможно не учитывать). Своими силами Северная Корея построить атомные станции не может - для этого нет ни нужных технологий, ни специалистов, ни тем более поддержки МАГАТЭ (еще в апреле 2009 инспекторы Международного агентства покинули страну по требованию ее властей). Тогда как любая другая страна, или отдельно взятая компания (которая все равно, так или иначе, всегда ассоциируется с определенной страной), ни за какие деньги (с которыми в Северной Корее тоже проблемы) не придет на рынок КНДР вопреки санкциям. Ну, и здравому смыслу, сдерживающему поставки ядерных материалов в страну, которая грозит ядерной бомбардировкой.

Интересно, что после принятия в Северной Корее закона о развитии возобновляемых источников энергии (еще в 2013 году), некоторые увидели в этом возможность сотрудничать со страной - такие мысли, в частности, бытовали и в американских СМИ. Это позволило бы покрыть долгоиграющий дефицит, не обещая при этом строить ядерные реакторы, которые несут постоянную угрозу. Но в самой Северной Корее, по-видимому, хотят сохранить и то, и другое. Ну, и третье - в виде ядерной программы.

  • Дата публикации: 02.05.2017
  • 1106

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться