АЭС: ПОИСК РЕШЕНИЙ

АЭС: ПОИСК РЕШЕНИЙ

Белорусские ученые не только постоянно иллюстрировали свои выступления, связанные с будущей белорусской АЭС, картинками именно российского реактора ВВЭР-1000, но и, рассказывая о выборе типа реактора для Беларуси, который, по их словам, должен быть водо-водяного типа мощностью 1.000 МВт, третьего поколения, эволюционным и обязательно референтным, по сути, таким образом цитировали рекламные проспекты российского ЗАО «Атомстройэкспорт».

Вместе с тем, российские ученые не останавливают поиск решений по совершенствованию технологий по использованию мирного атома. При этом большие усилия направлены на то, за счет чего типовую АЭС можно сделать дешевле предшественников.

 

 ПРОЕКТ-ПЕРФЕКЦИОНИСТ*

ВВЭР-ТОИ – типовой оптимизированный и информатизированный проект двухблочной АЭС с водо-водяным энергетическим реактором. Этот проект, который считается приоритетным для российской атомной отрасли, можно назвать эволюционным. В его основе лежат решения АЭС‑2006.

– Реакторная установка та же. Рост мощности достигается за счет увеличения теплообменной поверхности парогенераторов, оптимизации паропроводов и свойств турбогенератора, – рассказывает директор по инжинирингу московского Атомэнергопроекта Илья Копытов.

За основу ВВЭР-ТОИ был взят реактор на строящейся Нововоронежской АЭС‑2.

– Хороший проект, можно было бы дальше его и тиражировать. Но в последнее время общественность и заказчики предъявляют все больше требований. Надо соответствовать», – говорит заместитель директора концерна «Росэнергоатом, – Александр Полушкин.

 

ЗАЩИТА ОТ САМОЛЕТА

Требований к современным АЭС действительно немало. Энергоблок

должен быть готов к запроектным авариям: например, падению самолета

весом 400 т. «Вероятность эта крайне мала, но вопрос при разработке ВВЭР-

ТОИ поставлен, мы такой вариант рассматриваем. Если заказчики захотят иметь проект, защищенный от падения самолета, мы его сделаем», – заявляет директор по инжинирингу московского АЭП.

Еще одно важное условие – сейсмостойкость. «Раньше о землетрясениях выше 8 баллов наши атомщики не задумывались. Для российских АЭС нормой можно считать защиту от ударов 6 – 7 баллов. А теперь, когда Росатом работает в сейсмоопасных зонах – Турции, Иордании, Вьетнаме,

надо пересматривать проект по сейсмике до 9 баллов», – говорит Александр Полушкин.

При создании ВВЭР-ТОИ был учтен и опыт Фукусимы. «Случись такое, не дай бог, на Нововоронежской АЭС, станция будет безопасно автономна 24 часа. Потом, конечно, придется подавать воду и электричество», – объясняет замдиректора концерна. Однако в нештатных ситуациях чем больше времени в запасе у персонала, тем лучше. Проект ВВЭР-ТОИ предусматривает автономную работу на протяжении 72 часов при возникновении запроектных аварий. При любых стихийных бедствиях – от тайфуна до землетрясения.

Перечисленные требования можно назвать основными для проекта, а в целом критериев около трех десятков. Им всем ВВЭР-ТОИ должен соответствовать.

 

ЧЕМ ДЕШЕВЛЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ

На первый взгляд, кажется, если в проект закладывается столько дополнительных параметров, значит, он неизбежно подорожает. Однако

перед разработчиками стоит задача снизить стоимость ВВЭР-ТОИ на 20 %.

Сейчас специалисты двигаются в этом направлении. «По сравнению со стоимостью киловатта мощности на Нововоронежской атомной станции, ВВЭР-ТОИ удалось пока удешевить лишь на 14 %», – рассказывает

Полушкин. За счет чего? Экономили то тут, то там – буквально по крохам. Например, сделали поменьше площадку, убрали железные дороги с генплана,

сократили объемы бетона, длину трубопроводов и кабелей. Чуть-чуть

ужались и с точки зрения количества оборудования.

«Нельзя сказать, что есть какой-то один большой сегмент для снижения издержек», – отмечает замдиректора Росэнергоатома. Это, кстати, характеризует эффективность исходного проекта: в результате скрупулезного исследования в нем так и не удалось найти «излишков».

 

РЕКОРДНЫЕ СРОКИ

Проект ВВЭР-ТОИ поставит рекорд не только по цене, но и по срокам

сооружения. Мы должны научиться строить за 40 месяцев против сегодняшних 60, отмечают специалисты.

Как скостить целую треть? Атомщики говорят, поможет элементарное наведение порядка. «Проект будет выполнен в современной информационной среде, обеспечивающей передачу данных на всех стадиях жизненного цикла АЭС. Этому способствует, во-первых, трехмерное проектирование и моделирование процессов – 3D. Во-вторых, календарно-сетевое планирование работ на объекте – 4D. В-третьих, создание системы управления поставками и закупками – 5D. В-четвертых, управление трудовыми, техническими и финансовыми ресурсами – 6D, – перечисляет Илья Копытов. – Создаваемое пространство объединит все потоки информации, касающиеся АЭС, начиная со строительства и заканчивая выводом объекта из эксплуатации».

– Закупки – заранее, рабочие чертежи – заранее, организация строи-

тельства – заранее. Все продумано, люди обучены. Никто не ждет по три месяца, пока какая-нибудь гайка приедет. Подрядчики ничего не рисуют на бумаге, а оформляют макеты в электронном виде. Получается модель виртуальной АЭС, которая постепенно, в режиме онлайн, «насыщается» деталями, – описывает механизм Полушкин.

          По его оценке, внедрение общего информационного пространства для подрядчиков позволит сократить срок строительства на 10 месяцев.

Сэкономить время можно и за счет «блочности» проекта – так строить быстрее, удобнее и проще. «Характеристика «типовой» означает, что проект станет ключевым для отрасли: после утверждения он будет применяться на всех новых площадках», – говорит Илья Копытов. По подсчетам Полушкина, тиражируемость позволит выиграть еще 10 месяцев: «Конечно, не сразу. Первый блок быстро построить не удастся, для этого сначала необходимо освоить нужные навыки. Но, думаю, у нас все получится. Надо только поработать».

 

ЧТО БУДЕТ

ВВЭР-ТОИ отличается от своего предшественника – проекта АЭС‑2006.

– Мощность сделаем повыше – 1255 вместо 1150 МВт. Парогенераторы

станут больше и будут по-другому расположены, – поясняет Полушкин.–

Работа структурирована следующим образом: генплан и реакторное отде-

ление делает московский АЭП, созданием машинного зала и переведением

работ в 6D занимается нижегородский АЭП, за реакторную установку

отвечает Гидропресс, а за тихоходную турбину – «Альстом Энергомаш». Тихоходные турбины, которые скоро будут производиться в России, отличаются единичной мощностью и повышенной эксплуатационной надежностью. К декабрю 2011 года проект ВВЭР-ТОИ был скомпонован на 53 %». Все работы должны завершиться в конце 2012 года. Готовые технологии росатомовцы обкатают на Нижегородской АЭС.

 

Светлана ЗАЙЦЕВА,

 

От редакции.

Аналоги ВВЭР-ТОИ существуют и за рубежом. Если рассматривать проекты с реактором под давлением, к которым относится ВВЭР, то их три. «Это французский EPR‑1500, корейский APWR и американский AP‑1000. Первые два в общих чертах схожи и имеют только активные системы безопасности, в чем, на мой взгляд, их главный недостаток. Жизнь показывает, что пассивные системы необходимы», – говорит Илья Копытов. Главным соперником ВВЭР-ТОИ по многим параметрам считают AP‑1000. В нем реализованы только пассивные системы безопасности и блочно-модульное сооружение. Это очень серьезная разработка, с которой нам в ближайшее время придется конкурировать на внешнем рынке.

 

СПРАВКА

АЭС проекта ВВЭР-ТОИ не страшно ни падение самолета, ни девятибалльное землетрясение

 

Газета «Страна РОСАТОМ»  

декабрь 2011

 

*Перфекционист – человек, с дотошностью, старательно доводящий любое дело до совершенства

  • Дата публикации: 27.01.2012
  • 355

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться