Топливо будет

Топливо будет

3 года назад супертанкеры стремились пересекать океан как можно быстрее и чаще, чтобы доставить нефть в страны с растущей потребностью в этом сырье. Водители возмущались из-за повышения цен на бензин, стоимость нефти достигла $147 за баррель, природный газ также подорожал, соответственно, увеличились счета за электричество.

В то время бестселлером стала книга «Сумерки в пустыне» Мэтью Симмонса, которая, как казалось, лишь приводит доказательства неутешительному факту: эпоха изобилия и низких цен на нефть и газ закончилась. «Рано или поздно мировое потребление нефти значительно увеличится, – говорилось в книге. – Потому что нефть, как и другие ископаемые виды топлива, уголь и газ, не возобновляема».

Впрочем, не успел баланс спроса и предложения выйти из-под контроля, как нашлись пути его стабилизации. Как только создалось впечатление, что мир вот-вот столкнется с дефицитом, были обнаружены гигантские нефтяные залежи у берегов Бразилии и Африки, а канадские проекты по разработке битуминозных песков развиваются так быстро, что теперь от них Северная Америка получает больше нефти, чем из Саудовской Аравии. К тому же, впервые за долгое время США увеличили внутреннюю добычу нефти.

Также начинается дополнительный поиск шельфового газа в Соединенных Штатах, равно как в Европе и Азии. Если к этому добавить новые технологии по накоплению сжиженного газа, который раньше просто сжигался, то можно прогнозировать понижение цен на мировом рынке.

Эксперты считают, что запасов традиционных энергоносителей, которые будут продаваться по разумным ценам, миру хватит на десятилетия. Проще говоря, прогнозы вновь кардинально поменялись.

«Нефть и газ останутся основой мирового энергетического запаса в ближайшие десятилетия, – отметил Джеймс Буркхард, исполнительный директор консалтингового агентства IHS CERA. – Их конкурентоспособность в тех объемах, в которых они сейчас добываются, подразумевает отсутствие достойной замены этим энергоносителям – и через год, и через 20 лет».

Некоторыми негативными, пусть и предсказуемыми последствиями такого положения вещей являются аварии, сродни произошедшей этой весной катастрофе в Мексиканском заливе. Многие специалисты по защите окружающей среды утверждают, что технологии и химикаты, задействованные в добыче шельфового газа, несут угрозу грунтовым водам, а растущая зависимость от канадских битуминозных песков гораздо опасней для климата, чем традиционная добыча нефти, из-за того, что разработка шахт связана с огромным потреблением энергии и вырубкой лесов. И хотя невысокие цены на газ и нефть выгодны экономике, они делают альтернативные источники энергии, такие, как ветер и солнце, слишком дорогими и, следовательно, непривлекательными для инвесторов, повлиять на которых могут разве что правительственные санкции.

«Когда специалисты по ветряной энергетике разговаривают между собой, они обязательно спрашивают «Ну и что будем делать с ценами на газ?»», – комментирует Майкл Келли, президент Clean Line Energy Partners, компании, создающей сети для распределения полученной из возобновляемых источников энергии.

В то же время, главы нефтяных и газовый компаний утверждают, что всего лишь создают «мост» в энергетике: поскольку нефть и газ влияют на окружающую среду не так сильно, как сжигание угля, разумнее использовать их, пока не станут коммерчески выгодны альтернативные источники энергии. «Мы должны радоваться, что у нас достаточно нефти и угля для того, чтобы обеспечивать мировое развитие до прихода новых энергетических технологий», – заявляет Роберт Райан-младший, вице-президент Chevron.

В ответ на это Майкл Келли и другие предприниматели, работающие с альтернативными технологиями, приводят контраргумент: без правительственного вмешательства, ограничивающего выброс углеводородов в атмосферу и тем самым поощряющего альтернативную энергетику, «мост» был бы бесконечным.

Что же стало причиной таких серьезных перемен в мире энергетики? И обратимы ли эти перемены в связи с растущим спросом?

Мировой финансовый кризис серьезно повлиял на спрос на энергоносители, особенно в США и Европе, но это лишь часть общей картины. Такие проблемы, как эмбарго на арабскую нефть в 1960-70-х годах, вполне возможны и сегодня, когда на рынке существуют непредсказуемые «игроки» вроде Ирана. Доступ к нефти и газу может быть затруднен геополитикой, особенно в таких регионах, как Ближний Восток. В последнее время цены на нефть повысились из-за ослабления позиций доллара. В то же время общий долгосрочный прогноз, основанный на факторах, о которых 5 лет назад еще не подозревали, дает основания полагать, что новых месторождений хватит на долгие годы.

Высокие цены, которые в свое время порождали опасения, помогли справиться с ними. Рост цен на нефть и газ стал причиной инвестиций и поисков новых месторождений, а технологические инновации открыли целый океан возможностей. Нефть и газ со дна, а также шельфовые и арктические нефтяные поля приходят на смену исчерпавшим себя месторождениям Мексики, Аляски и Северного моря.

Многое, конечно, зависит от правительственной политики в ближайшие десятилетия. Международное энергетическое агентство (МЭА) предсказывает, что спрос на энергоресурсы во всем мире в период с 2008 по 2035 год увеличится на 36%, что означает, что ряд изменений на правительственном уровне уже был произведен. Спрос на нефть составит 99 млн. баррелей в день в 2035 году, в противовес 84 млн. в день в 2009. Даже в странах с активным развитием альтернативных источников энергии, согласно прогнозам МЭА, спрос на нефть составит 88 млн. баррелей в день в 2020 году и снизится до 81 млн. в 2035 – что немногим меньше сегодняшнего уровня потребления. В то же время, потребление природного газа в 2035 увеличится на 15% от нынешнего уровня. В противоположность им, потребление угля резко снизится, а использование возобновляемых источников возрастет.

Независимо от сценария развития, эксперты уверены, что нефть и газ в будущем будут в достаточном количестве, даже в изобилии. IHS CERA, следящая за состоянием месторождений по всему миру, предполагает, что уровень производства жидких видов топлива может подняться до 112 млн. баррелей в день в 2030 году (включая 2,75 млн. баррелей биотоплива), по сравнению с 92,6 млн. в этом году.

«Оценка предварительного объема мировых запасов нефти дает все более высокие результаты, – утверждает Уильям Колтон, вице-президент Exxon Mobil по вопросам стратегии корпоративного развития. – Все эксперты сходятся во мнении, что на обозримое будущее нефти хватит».


Внушает оптимизм и тот факт, что рост объемов добычи связан с разными источниками, а это делает мировые цены менее зависимыми от Организации стран-экспортеров нефти (ОПЕК) и вооруженных конфликтов на территории стран с большими запасами, таких как Нигерия. По мнению IHS CERA и других аналитиков, нефть будет поступать как из проверенных временем, так и из недавно освоенных источников: ожидается долгожданное расширение нефтяных полей Ирака и Саудовской Аравии, продолжение бурения у берегов Африки и Бразилии, в Мексиканском заливе, в Арктическом океане. Надежды на эти источники велики, хотя недостаток исследований все же ощутим.

Обширные залежи битуминозных песков Канады, которые не далее как 15 лет назад считались экономически невыгодными, сегодня играют на мировом рынке такую же роль, как и увеличение добычи нефти нынешним лидером в данной сфере, Саудовской Аравией.

«Наши возможности практически не ограничены, – отмечает Роберт Райан. – У нас немало глубоководных скважин, многие из которых достаточно новые, как, например, скважины Черного моря. Ведутся работы и в Арктике. Мы организовываем проекты по изучению новых месторождений в Нигерии, Анголе, Австралии. Самые легкодоступные месторождения уже открыты, это правда, но в мире еще хватает залежей, которые нужно найти».

«Темной лошадкой» в сфере энергетики считается Ирак, который способен оказать огромное влияние на международный рынок. Сегодня там добывается весьма скромный объем нефти, 2,5 млн. баррелей в день, но со свержением режима Саддама Хусейна в стране начали работу многочисленные международные компании. Если все заявленные ими проекты будут воплощены в жизнь, то уже к концу текущего десятилетия добыча нефти в Ираке возрастет до 12 млн. барр. в день – то есть, значительно превысит нынешнюю добычу в Саудовской Аравии.

Однако даже если Ирак не станет лидером, он, по мнению IHS CERA, «все равно присоединится к Саудовской Аравии и России как один из крупнейших мировых экспортеров, способных оказывать влияние на позицию ОПЕК и мировые нефтяные рынки».

Новые запасы нефти – это лишь один из элементов развития. Благодаря технологически разработкам, нефть и газ сегодня используются более эффективно, что также позволяет частично контролировать растущий спрос. Машины, здания и техника требуют меньше энергии, а биотопливо все чаще заменяет традиционные энергоносители.

Даже в Китае, Индии и других странах с развивающейся экономикой, где растущий средний класс представляет собой одно из сложнейших испытаний для мировой энергетики, есть положительные тенденции в этом плане. Китай, например, прилагает значительные усилия, чтобы уменьшить энергетическое субсидирование таких продуктов экспорта, как сталь и алюминий. Страны с развивающейся экономикой стараются сократить потребление бензина, налагая ограничения на владельцев новых автомобилей. Машины, использующие в качестве топлива сжатый газ, все чаще заменяют более «грязные» в плане экологии бензиновые автомобили на территории Латинской Америки и Азии. В Европе и США увеличатся объемы продаж природного газа, если продолжится распространение электрических автомобилей, поскольку станции, работающие сегодня на угле, будут постепенно заменяться газовыми.

То, что возврат к принятию доминирования нефти и газа происходит в первую очередь в США, не вызывает удивления. Экономика этой страны остается одной из ведущих со времен Второй мировой войны. В течение последних двух десятилетий, США добывали все меньше нефти, увеличивая свою зависимость от экспорта. Около десяти лет назад большинство экспертов предсказывали, что запасов газа стране хватит не больше чем на 25 лет, и в будущем ей придется импортировать не менее половины необходимого объема.

Сегодня можно уверенно сказать, что все негативные прогнозы оказались ошибочными. Благодаря усовершенствованию технологий бурения были найдены новые богатые запасы нефти и газа на территории США. В 2009 году внутренняя добыча энергоносителей впервые с 1991 года начала увеличиваться. Министерство энергетики США предполагает, что потенциальный объем ископаемого топлива к 2035 году только увеличится, что не может не сказаться на ценах.

Компании, потерявшие возможность использования ресурсов Ближнего Востока, в 90-х годах прошлого века начали серьезное изучение Мексиканского залива. Бурение на глубине до трех километров сквозь твердые породы, пески и слои соли потребовало создания суперкомпьютеров, способных выстраивать трехмерные модели, и нового оборудования, выдерживающего перепады температур и давления, а также подводных роботов, необходимых для ремонтных работ.

После десятилетия серьезных разработок, Мексиканский залив перешел в своеобразную эпоху Возрождения. Несмотря на снижение добычи на мелководье, общий объем полученной в заливе нефти увеличился с 2000 года на более чем 12% и составляет 1,7 млн. баррелей в день, что сопоставимо с объемом добычи нефти на территории Ливии. В следующем году добыча снизится из-за федеральных ограничений, введенных правительством США после аварии на скважине Макондо, но работающие в заливе компании уверены, что развитие продолжится. «Сейчас все оправятся, вернутся к работе, и через год-полтора можно ждать возвращения к нормальному режиму», – утверждает Марвин Одум, президент компании Shell, давно работающей в Мексиканском заливе.

Инновационные технологии также сделали возможной масштабную добычу нефти и газа из шельфов. Речь идет о так называемом горизонтальном бурении, которое позволяет пробиться сквозь твердые породы, а также вести добычу под населенными пунктами – как, например, в американском городке Форт Уорс, который построен над богатым месторождением газа. Благодаря этой технологии, можно утверждать, что запасов шельфового газа в США хватит не менее чем на 100 лет. Следовательно, страна сможет не только обеспечить внутренний спрос, но и стать экспортером газа.

Изменение ситуации в Америке повлияло и на весь мир. Страны Ближнего Востока и Азии строят терминалы для хранения сжиженного газа, который они изначально планировали отсылать в США. «Технологии, которые сделали доступными эти ресурсы, принесли огромные перемены, – добавляет Марвин Одум. – То же самое мы наблюдаем в Арктике, в сфере добычи шельфовой нефти – по всему миру. Ключ в технологиях».

Шельфовое бурение начинает приносить США и значительные объемы нефти. «Если сложить запасы шельфов, глубоководное бурение и канадские битуминозные пески, мы получим меньшую зависимость от ОПЕК и таких стран, как Венесуэла, – заявляет Эдвард Морзе, глава исследовательского отдела компании Credit Suisse. – Синтетическая нефть, полученная из битуминозных песков, стала основным источником импорта для США, значительно опередив любую из стран ОПЕК».

Морзе также подчеркивает, что снижение спроса помогло восстановить баланс. Спрос на бензин в Америке резко повысился в 2007 году, но к 2020 году ожидается его снижение на 15-20%, связанное с появлением энергоэффективных машин и государственными программами, такими как требование довести использование этанола в качестве топлива для общественного транспорта до 36 млрд. галлонов в 2022 году (по сравнению с 9 млрд. в 2008). «Если свести вместе все элементы, – подытоживает Морзе, – мы получаем нечто вроде энергетической независимости».

 

Clifford Krauss, The New York Times, перевод  – Влада Соболева

  • Дата публикации: 23.11.2010
  • 669

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться