На российской нефтяной "игле": чем обернулось для Беларуси падение мировых цен на нефть

На российской нефтяной "игле": чем обернулось для Беларуси падение мировых цен на нефть
Парадоксально: падение мировых цен на нефть для Беларуси как страны-импортера этого сырья стало не благом, а дополнительным шоком.

Многие до сих пор задаются вопросом: почему падение мировой цены на нефть более чем в 2 раза стало стрессом для белорусской экономики, тем более что Беларусь покупает российскую нефть не по мировым ценам, а значительно дешевле?

В качестве маленькой справки. Беларусь закупает в России более 22 млн тонн нефти в год, собственная добыча нефти в стране составляет 1,645 млн тонн. Всю свою нефть Беларусь по взаимной договоренности с РФ экспортирует (сейчас – только в Германию). Это для Беларуси выгодно: экспортные пошлины на нефть остаются в белорусском бюджете, а если бы нефть перерабатывалась на белорусских НПЗ, то пошлины пришлось бы платить в российский бюджет.

Точка безубыточности для белорусских НПЗ

Прежде всего, следует иметь в виду, что непосредственно сама Беларусь потребляет лишь около 5-6 млн тонн нефтепродуктов. Еще около 14-15 млн тонн после переработки российской нефти Беларусь ежегодно экспортирует.

Очевидно, что для внутреннего рынка Беларуси выгодна дешевая нефть (на выходе получается дешевое автомобильное топливо), а для экспорта нефтепродуктов – дорогая (чем дороже нефть, тем выше стоимость нефтепродуктов на внешних рынках). 

Следует также учитывать, что Беларусь покупает российскую нефть не по мировым ценам, а по льготным. Цена рассчитывается по специальной формуле, в которой для расчета берутся среднемесячные котировки нефти Urals в Северо-Западной Европе и Средиземноморье за минусом экспортной пошлины на нефть и транспортных издержек (от белорусско-российской границы до белорусских НПЗ), кроме того, в расчетах предусмотрен размер премии для российских нефтяных компаний.

И хотя стартовавший в России в 2015 году налоговый маневр повысил цену российской нефти для Беларуси (по оценкам, в среднем примерно на 13%), тем не менее она по-прежнему остается льготной. Поэтому понятно, почему падение мировой цены на нефть негативным образом сказалось на интересах Беларуси. Ведь чем ниже мировая цена, тем ниже маржа между мировой и льготной ценой. То есть нефтяная дельта сжалась – белорусская сторона получает нефтяной маржи гораздо меньше, чем при высоких ценах.

Правда, и за импортируемую нефть теперь надо платить меньше. Беларусь за 8 месяцев этого года весьма заметно снизила затраты на импорт российской нефти: на 1,675 млрд долларов (или на 29,1% по сравнению с аналогичным периодом 2014 года) – до 4,083 млрд долларов. Хотя физический объем импорта нефти за это время увеличился на 2,9% – до 15,367 млн тонн. «Благодарить» за это нужно цены: средняя цена импортируемой из России нефти за 8 месяцев 2015 года составила 266 долларов за тонну – это 68,9% от цены на нефть за такой же период 2014 года.

Но здесь есть и обратная сторона медали. Замминистра экономики Дмитрий Крутой на заседании Республиканского клуба директоров недавно отметил, что экспортные цены на нефтепродукты в этом году «просели» гораздо сильнее, чем цена сырой нефти.

В результате, по его словам, баланс в нашей общей «корзинке» с учетом нефти, которую Беларусь добывает, и продаж нефтепродуктов получился в целом отрицательный. Белорусские НПЗ в марте 2015 года сделали расчеты эффективности своей работы. И оказалось, что при низкой цене на нефть точкой безубыточности для НПЗ является загрузка мощностей на уровне 70%. «Получалось, что при полной загрузке НПЗ на каждой тонне генерируют убытки», – сказал Крутой.

А теперь немного статистики. Беларусь за 8 месяцев текущего года увеличила экспорт нефтепродуктов на 21% по сравнению с прошлым годом – до 11,388 млн тонн. В то же время в стоимостном выражении экспорт упал за это время чуть ли не на треть: на 31% – до 4,891 млрд долларов. Виной тому – экспортные цены на нефтепродукты, которые за это время снизились на 42,7% – до 433 долларов за тонну.

Практически в 2 раза упала и валютная выручка от экспорта белорусской нефти: в январе – августе 2015 года она снизилась на 49,1% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года – до 416,995 млн долларов, притом что физический объем экспорта снизился лишь на 0,9% – до 1,072 миллиона тонн. Но здесь нет ничего неожиданного: средние цены экспорта белорусской нефти за 8 месяцев 2015 года снизились до 389 долларов за тонну, а это 51,3% от уровня экспортной цены за такой же период 2014 года.

"Уполовиненный" бонус

Не стоит забывать, что в этом году Беларусь получила большой бонус от России, благодаря чему удалось смягчить шоки от изменения нефтяной конъюнктуры: пока все экспортные пошлины на нефтепродукты направляются в белорусский бюджет. Правда, в конце прошлого года белорусское руководство надеялось получить от этого источника 2,5 млрд долларов, но дешевая нефть практически «уполовинила» эти надежды. По оценкам белорусского Минфина, по итогам этого года в бюджет страны поступит около 1,3 млрд долларов экспортных пошлин на нефтепродукты.

Еще один негативный эффект низких цен на нефть для белорусской экономики – это, безусловно, «проседание» российского рынка, который для нашей продукции является ключевым. Здесь закономерность более чем очевидна: чем дешевле нефть, тем уже становится российский рынок, а значит, у белорусских предприятий все меньше возможностей продать свою продукцию в России. Во многом по этой причине товарооборот Беларуси с Россией с января по август 2015 года упал почти на 30% в сравнении с таким же периодом 2014 года – до 18,2 млрд долларов. 

Еще один нюанс. Если даже Беларусь продает свою продукцию не в Россию, а на зарубежные рынки (а туда она экспортирует в основном сырьевую продукцию), то и здесь для нее срабатывает нефтяная «ловушка»: если дешевеет нефть, то дешевеет практически вся экспортируемая белорусская продукция.

Есть предмет для торга

Минфин Беларуси рассчитывает, что в 2016 году страна получит в свой бюджет не менее 1,2-1,3 млрд долларов экспортных пошлин на нефтепродукты (расчеты сделаны исходя из цены нефти 57 долларов за баррель).

И хотя точка в переговорах с Россией о судьбе этих пошлин еще не поставлена, эти деньги белорусская сторона при формировании бюджета на 2016 год уже посчитала в свою пользу. Как заявляют в Минфине, Минск действует в рамках протокола с РФ, согласно которому белорусский бюджет будет ежегодно стабильно получать около 1,5 млрд долларов до 2025 года. Если цена на нефть не опустится ниже 70 долларов за баррель, белорусская сторона считает, что такая сумма ей гарантирована.

Именно за счет таможенных пошлин от экспорта нефтепродуктов правительство рассчитывает сформировать профицит бюджета в размере около 2% ВВП в 2016 году, чтобы затем за счет этого погасить часть внешнего госдолга.

Между тем первый замминистра экономики Беларуси Александр Заборовский на конференции НИЭИ 23 октября сообщил, что белорусский бюджет-2016 и все индикативные показатели прогноза на следующий год рассчитаны исходя из базового сценария 50 долларов за баррель нефти (а не 57долларов). Следовательно, при сценарии 50 долларов за баррель Urals или ниже бюджетный оптимизм в части нефтяных пошлин может и не оправдаться.

Но у Беларуси есть еще одна возможность увеличить свою долю нефтяного пирога в ближайшие годы. В 2015 году заканчивается действие предыдущего соглашения об условиях поставки российской нефти в Беларусь, в котором были заложены принципы формирования ее цены. Прежнее соглашение действовало в 2012-2015 годах, новое тоже предполагается подписать на 4 года. Белорусская сторона рассчитывает внести в документ принципиальные изменения.

Это в первую очередь касается размера премии российским нефтяным компаниям, которые поставляют нефть в Беларусь (размер премии зафиксирован в долларах). Поскольку мировая цена нефти упала за последнее время практически в 2 раза, белорусская сторона подготовила соответствующие расчеты, подтверждающие необходимость снижения премии поставщикам нефти. По неофициальным данным, российским компаниям будет предложено снизить размер премии примерно в 2 раза – с 12 долларов за тонну поставляемой нефти.

Заместитель министра экономики Беларуси Дмитрий Крутой, отвечая на вопрос обозревателя БЕЛРЫНКА в кулуарах заседания Республиканского клуба директоров 15 октября, пояснил, что в соответствии с предыдущим соглашением маржа российских компаний, поставляющих нефть в Беларусь, завязана на цену сырой нефти, которую они продают на экспорт. «При цене нефти 100 долларов была зафиксирована определенная маржа. Но когда цена нефти упала в 2 раза, естественно, должна быть другая маржа», – отметил Крутой.

Пока российские компании с аргументами белорусской стороны не соглашаются и хотят сохранить нынешнюю маржу. «Понятно, что это нелогично. Для этого мы предоставили свои расчеты. Сейчас идут переговоры», – сказал Крутой.

Белорусская сторона при определении условий поставок нефти на ближайшие годы рассчитывает не только снизить маржу российских нефтяных компаний, но и, как сказал Д. Крутой, «поработать с коэффициентом сернистости нефти». «Качество российской нефти с разных месторождений разное. И уровень серы, как отмечают белорусские технические специалисты, тоже разный, что усложняет для нас процесс переработки. Поэтому с коэффициентом на сернистость мы тоже еще подискутируем, поборемся», – сказал Крутой.

Налоговый маневр подкорректировали

Кстати, правительство РФ приняло решение в следующем году немного поменять подходы к налоговому маневру. Напомним, суть налогового маневра, заработавшего с января 2015 года, заключается в поэтапном снижении на протяжении трех лет вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты и нефть. В частности, за 3 года в 1,7 раза должны снизиться пошлины на черное золото, в 2-5 раз – на нефтепродукты, в зависимости от их вида, с одновременным поднятием ставки НДПИ на газовый конденсат в 6,5 раза и на нефть – в 1,7 раза.

Пытаясь найти источники для затыкания дыр в бюджете, Минфин РФ первоначально хотел изъять у нефтяников для нужд федерального бюджета 600 млрд рублей, но потом нефтяников «пожалели». Принято решение в 2016 году заморозить экспортную пошлину на нефть на уровне 42% (хотя налоговым маневром предполагалось ее снизить до 36%), что даст российскому бюджету дополнительно 200 млрд рублей.

Беларусь в русле своих союзнических обязательств тоже будет вынуждена в 2016 году заморозить вывозные пошлины на нефть. Но это решение принципиально на ситуации в нефтяной отрасли страны не скажется.

Автор: Татьяна Маненок

  • Дата публикации: 03.11.2015
  • 468

Чтобы оставить комментарий или выставить рейтинг, нужно Войти или Зарегистрироваться