https://www.high-endrolex.com/35

ѕереплетение трубопроводов ≈вразии

ѕереплетение трубопроводов ≈вразии

–оссийские «газовые войны» с ”краиной и Ѕелоруссией, резкие возражени€ ћосквы против «третьего энергетического пакета» ≈вропейского союза и ожесточенна€ борьба –оссии и ≈— за разработку коммерчески сомнительных маршрутов транзита вновь заставили задуматьс€ о трубопроводной политике в ≈вразии. «ападные эксперты и политики традиционно рассматривают продвигаемые –оссией проекты трубопроводов как «стальные оковы» и стремление к коммерческому и стратегическому закабалению. ƒаже инициаторы перезагрузки отношений с ћосквой предостерегают от самоуспокоенности и выступают за многообразие и прозрачность системы транспортировки энергии, чтобы сделать потребителей в ≈вропе и јзии менее у€звимыми. ¬ то же врем€ российские чиновники и комментаторы, рассуждающие о новой, «ориентированной на бизнес» внешней политике и «восточном векторе» экспорта энергоресурсов, жалуютс€, что изменчивый ландшафт транзита в ≈вразии преп€тствует прагматичному подходу к энергетической безопасности. Ёто наносит ущерб и российским поставщикам, и их международным клиентам.

ѕроизвольное изменение условий транзита российской энергии, настороженное отношение «апада к выходу –оссии на рынок сжиженного природного газа (—ѕ√), а также планы строительства в обход –оссии газопровода «Ќабукко» (хот€ реализацию проекта пока затрудн€ют споры относительно источников поставок и финансировани€) – все это вызывает тревогу ћосквы. ќна усматривает «политизацию» экспорта каспийских энергоресурсов.

ќпасени€ про€вл€ютс€ и в более широких дебатах о стратегических аспектах трансграничного евразийского транзита. “рубопроводы зачастую рассматриваютс€ в них или как инструмент конкурентного ресурсного национализма, или как средство укреплени€ взаимозависимости и регионального сотрудничества. Ёто, в свою очередь, противоречит расхожему мнению о том, что политика и геостратегический императив берут верх над экономикой трубопроводов. “ерритории же между –оссией/каспийскими поставщиками и рынками ≈вропы и јзии воспринимаютс€ как заложники глобального стремлени€ к энергетической безопасности.

ќднако при более внимательном рассмотрении картина энерготранзита в ≈вразии оказываетс€ более загадочной, чем прин€то считать. — одной стороны, новые независимые государства, через которые идет сырье, значительно больше вли€ют на услови€ строительства и эксплуатации трубопроводов, чем можно было бы предположить, исход€ из того, что они по определению много слабее стран-поставщиков и потребителей. “ак, на переговорах о пересмотре тарифов, цен, условий погашени€ долгов и/или отбора газа ћоскве удавалось добитьс€ лишь частичного успеха, не говор€ уже о политических компромиссах, на которые приходилось идти и с ”краиной, и с Ѕелоруссией. — другой стороны, конфликтов значительно меньше, чем могло бы быть, с учетом структуры трубопроводной экономики и соотношени€ затрат и прибыли. ћожно отметить достаточно стабильное функционирование  аспийского трубопроводного консорциума ( “ ) и газопровода «√олубой поток» с участием –оссии, а также нефтепровода Ѕаку–“билиси–ƒжейхан (Ѕ“ƒ).

–азличные сценарии срывов и пересмотра условий соглашений позвол€ют учесть важные факторы и извлечь практические уроки на будущее. —оответственно, политикам –оссии и других государств, которые заинтересованы в альтернативных маршрутах, пора отбросить упрощенные представлени€ о трубопроводной стратегии, основанной на исключении или привлечении каких-то стран региона. ¬место этого следует сосредоточитьс€ на совершенствовании поставок энергии на рынок, перестать акцентировать внимание на рисках и срывать стратегические переговоры по трубопроводным проектам, которые во всех других отношени€х €вл€ютс€ взаимовыгодными.

√еоэкономика евразийских трубопроводов

‘ункционирование экспортных трубопроводов зависит от темпов роста производства, продолжительности цикла, размера стартовых инвестиций, негибкости естественных монополий и диктата рассто€ний (особенно в случае с газом). ѕоэтому стоимость трубопровода напр€мую зависит от объема первоначальных поставок, доступности альтернатив, цен на поставл€емые энергоресурсы и степени государственного вмешательства. “аким образом, в контрактах должны быть оговорены права собственности, подпадающие под различную национальную юрисдикцию, а также вопросы распределени€ прибыли и арендной платы между поставщиками энергоносителей, владельцами трубопроводов, правительствами транзитных стран и импортерами. ”частие нескольких международных партнеров, которым приходитс€ во им€ надежных поставок дорогосто€щих ресурсов разрешать конфликты интересов, регулировать нормативно-правовые вопросы и находить взаимовыгодные решени€, зачастую приобретает характер структурных вызовов.

Ёкономические проблемы усугубл€ютс€ тем, что владельцы трансграничного трубопровода не всегда €вл€ютс€ владельцами поставл€емых ресурсов или крупнейшими инвесторами.  роме того, эксплуатационные издержки меркнут в сравнении с огромными затратами на строительство. ћобильность и прибыльность инвестиций, которые вначале дают преимущество владельцам, превращаютс€ в пассив из-за длительной амортизации трубопроводов и волатильности цен на рынке. —о временем это создает у транзитных стран соблазн брать ресурсы в заложники, чтобы добитьс€ более выгодных тарифов на транзит и условий отбора.

ќднако, как отмечают эксперты, в том числе ѕол —тивенс, при определенных услови€х такой ситуации можно избежать. Ќапример, в случае, если транзитеры озабочены своей репутацией либо конкурируют с другими трубопроводами за одни и те же ресурсы, либо в значительной степени завис€т от отбора топлива на обеспечение собственных нужд. “аким образом, структура евразийских энергопроводов, котора€, как считаетс€, особенно предрасположена к конфликтам, не €вл€етс€ уникальной или неуправл€емой. Ќовые независимые государства-транзитеры подвергаютс€ воздействию вышеупом€нутых и вполне традиционных факторов.

ќсобенность транспортировки энергии в ≈вразии заключаетс€ в том, что основополагающие экономические принципы во многом определ€ютс€ советским наследием. Ѕольша€ часть существующей региональной трубопроводной инфраструктуры досталась в наследство от ———–, и сегодн€шним акционерам не пришлось вкладывать огромные средства в строительство. ѕоэтому, когда речь идет о старых трубопроводах, никто (в отличие от новых проектов) не беспокоитс€ о возврате инвестиций. «десь по€вл€ютс€ стимулы дл€ того, чтобы выторговывать более выгодные услови€, так как поставщики и транзитные страны понесут дополнительные издержки в случае сбо€ поставок. Ёто не только нарушает экономические принципы старых соглашений, но и провоцирует использование более рискованных и агрессивных стратегий со стороны –оссии/каспийских экспортеров, иностранных операторов и правительств стран транзита.  огда одна из сторон чувствует, что существующие договоренности могут быть сорваны, а изменени€ условий контракта сул€т значительную выгоду, намеренное нарушение поставок становитс€ игрой, сто€щей свеч.

≈ще одна характерна€ черта: распространение в ≈вразии «гибридных» режимов, которые не соответствуют классическим описани€м ни демократической, ни авторитарной власти. “ам сохран€етс€ более активна€, чем прин€то в автократи€х, политическа€ борьба, но в услови€х меньшей прозрачности процедур и большей запутанности игр на политическом поле, чем в классических демократи€х.

—ледует отметить, что шаткость энергетического регулировани€ в –оссии и новых независимых государствах св€зана со следующими причинами:

  • слабое развитие соответствующих институтов;
  • рыночна€ концентраци€;
  • практика прин€ти€ решений узким кругом избранных;
  • расплывчата€ схема владени€ национальными энергетическими ресурсами и инфраструктурой и контрол€ над ними;
  • смешивание политических и экономических, а также государственных и частных интересов в вопросах регулировани€.

–азнообразие непрозрачных систем национального регулировани€ €вл€етс€ вполне объ€снимым побочным продуктом сложных и длительных политических трансформаций. ќднако оно может усугубить информационную асимметрию между ключевыми поставщиками и транзитными странами в вопросах затрат, тарифов и распределени€ прибыли от трубопроводов.

»нституциональна€ неопределенность затрудн€ет ведение стратегических переговоров. ” национальных правительств нет возможности убедить в своих намерени€х другие страны и инвесторов, что подрывает надежность об€зательств по международным трубопроводам.  ак отмечают многие, это обостр€ет «дилемму обманщика» – международное вли€ние правительства падает по мере закреплени€ за ним репутации лжеца. ¬ результате приходитс€ больше полагатьс€ не на верховенство закона, а на стабильность условий контракта как показатель надежности об€зательств. ¬ то же врем€ повышаютс€ нормативно-правовые риски и провоцируютс€ отдельные случаи нарушени€ первоначальных условий функционировани€ трубопроводов.

Ёкономические мотивы и сигналы, которые в иных случа€х управл€ют стратегическим взаимодействием основного партнера трансграничного транзита и гибридных национальных регулирующих институтов, слишком слабы, чтобы разве€ть опасени€ или помешать самовольным действи€м, направленным на получение более выгодных условий. ѕоэтому особенно сложно прогнозировать эффективность затрат в случае энергетических экспортных проектов с участием евразийских поставщиков, владельцев трубопроводов и новых государств-транзитеров.

»ными словами, контекст ведени€ переговоров и заключени€ сделок по трубопроводам в ≈вразии весьма многообразен и находитс€ под вли€нием не только финансовых аспектов, касающихс€ «старой» и «новой» трансграничной инфраструктуры, но и различных возможностей отдельных государств манипулировать международными об€зательствами. ¬ частности, переговоры между поставщиком и транзитными странами по трубопроводам, оставшимс€ в наследство от советского периода, омрачаютс€ непрозрачными действи€ми налоговых и регулирующих институтов, что способно разрушить партнерство, взаимовыгодное во всех остальных отношени€х. »з-за асимметрии относительной стоимости (экономической и политической), св€занной с определенными вариантами транзита, различными рисками и институциональной непрозрачностью в ключевых евразийских государствах-экспортерах и транзитерах, коммерческие мотивы управлени€ отношени€ми в сфере энергетического экспорта работают не всегда. ¬ результате сторонам особенно сложно противосто€ть попыткам использовать срыв соглашений дл€ достижени€ целей или про€вл€ть решительность в стремлении к справедливым услови€м контрактов. ѕоэтому коммерческие разногласи€ легко (и непредумышленно) могут перерасти в стратегическую конфронтацию, котора€ обойдетс€ очень дорого. ¬ совокупности эти экономические и институциональные факторы формируют рычаги воздействи€ на переговорах, что, в зависимости от конкретного сочетани€, увеличивает или уменьшает веро€тность успешного осуществлени€ трубопроводных проектов.

»стории на любой вкус

“рубопроводна€ политика в ≈вразии представл€ет собой довольно пеструю картину, в которой можно найти истории на любой вкус. Ѕыли драматические эпизоды прекращени€ поставок газа и нефти, которыми дирижировали экспортеры, в основном –осси€. “очно так же новые независимые государства-транзитеры, в частности ”краина и Ѕелорусси€, провоцировали и зат€гивали кризисы, пересматрива€ в одностороннем пор€дке услови€ по тарифам и отбору топлива – за счет российских поставщиков и европейских потребителей. Ќескольких потенциальных кризисов удалось избежать, хот€ это в основном осталось незамеченным. ѕодобные событи€ и «не событи€» демонстрируют не столько вину конкретных государств, а скорее то, что возможность отстаивать свои интересы на переговорах и надежность исполнени€ достигнутых соглашений зависит от баланса ключевых финансовых и институциональных факторов.

–оссийско-украинские газовые кризисы: различие 2006 и 2009 годов. —амые драматичные эпизоды евразийской трубопроводной политики – сери€ газовых конфликтов между –оссией и ”краиной. Ёто единственные случаи, когда были сорваны значительные поставки на европейские рынки (80% российского экспорта газа!). ’от€ –осси€ резко повысила цену, изменила услови€ украинского отбора и роль посредников, а также уменьшила объем поставок, чтобы добитьс€ согласи€, оба кризиса дорого обошлись российским поставщикам в денежном и репутационном отношении.

 онфликты стали следствием различных условий ведени€ переговоров. ¬ 2006 г., например, российский «√азпром» находилс€ в выигрышной позиции, чтобы шантажировать  иев, учитыва€ рост цен на газ в ≈вропе и ÷ентральной јзии (что значительно повысило стоимость субсидий и ущерб от невыплат) и успешное противодействие независимым поставкам из “уркмении. ¬ то же врем€ новое «оранжевое» руководство ”краины было поглощено консолидацией своей власти и постепенной диверсификацией отношений в сфере поставок энергоресурсов. ќднако, несмотр€ на имеющиес€ рычаги воздействи€, озабоченность ћосквы обеспечением безопасности поставок на прибыльные, но нервные европейские рынки и сохранением своей репутации надежного партнера, делала ее особенно чувствительной даже к попыткам ”краины диверсифицировать энергопоставки. –егулирующие полномочи€, сами по себе четко не определенные, несовершенные и непрозрачные, были распылены между многочисленными государственными институтами и политическими инсайдерами, включа€ «√азпром» и неаффилированных российских газовых трейдеров, частных украинских газовых дистрибьюторов и центральноазиатских экспортеров. —итуаци€ благопри€тствовала расцвету неограниченного произвола регулирующих органов и угрожающей неразберихи. “акое сочетание факторов способствовало прин€тию рискованных решений и одновременно сдерживало возможности –оссии решать ценовой вопрос, диктовать транзитные тарифы и выдвигать  иеву политические требовани€.

—итуаци€ 2009 г. была совершенно иной. ѕозици€ ћосквы на переговорах заметно ухудшилась, поскольку ей нужно было платить за дорогие центральноазиатские энергоресурсы, в то врем€ как мировые цены, внутреннее производство и спрос в ≈вропе снижались. Ћюбое нарушение поставок было болезненным в финансовом отношении (100 млн долларов в день) и, учитыва€ реакцию ≈вропы на кризис 2006 г., особенно негативно сказывалось на репутации –оссии как надежного поставщика. ћосква не могла добитьс€ от  иева более выгодных цен за поставки и транзит, чем те, которые были согласованы за несколько мес€цев до того, как в качестве наказани€ был перекрыт вентиль. ¬ свою очередь, ”краина находилась в лучшем положении, держа в заложниках российский экспорт, в то врем€ как «√азпром» не мог позволить себе дефолт по аккумулированной задолженности.  роме того,  иев накопил топливо за счет предыдущих российских поставок и перенаправил его внутренним потребител€м. ”читыва€ снижение потреблени€ и разработку альтернативных маршрутов поставок в ≈вропу, ”краина имела достаточно оснований (подкрепленных обещанием внутренних реформ), чтобы потребовать от ≈вросоюза инвестиций на модернизацию своей системы трубопроводов и хранилищ, и могла пойти на срыв поставок при небольшом риске охлаждени€ отношений с ≈вропой.   тому же на фоне внутриполитических кризисов, спада в экономике и ухудшени€ условий торговли украинские политики оказались более склонны к риску. —итуацию осложн€л тот факт, что российские посредники были тесно св€заны с «темными силами» в политических и энергетических кругах ”краины, это создавало «закулисный фронт» в том, что касалось приемлемого исхода и установлени€ ответственности за накопление и уплату энергетических долгов. Ќа этом фоне ни одна из сторон не могла продлить исполнение об€зательств по обеспечению взаимоприемлемых поставок или избежать дорогосто€щей эскалации кризиса.

 ризис на нефтепроводе «ƒружба», 2007 год. раткое прекращение ћосквой поставок нефти в ≈вропу по трубопроводу через территории Ѕелоруссии также стало результатом взаимного недовольства и нестыковки позиций сторон на переговорах. “ерпение ћосквы, субсидирующей белорусский импорт, постепенно исс€кло. Ётому способствовали рост мировых цен на нефть, предполагаемое строительство альтернативной второй линии Ѕалтийской трубопроводной системы, а также нежелание ћинска двигатьс€ к созданию реального союза двух государств и расширить доступ российских компаний на белорусский рынок. –оссийска€ трубопроводна€ монополи€ располагала существенными возможност€ми дл€ введени€ более высоких экспортных пошлин и ограничени€ реэкспорта российской нефти Ѕелоруссией, поскольку европейские потребители имели альтернативных поставщиков и обеспечили себе двухмес€чный стратегический запас на случай краткосрочного нарушени€ поставок.

” ћосквы также были мощные стимулы дл€ пересмотра отношений в нефт€ной сфере с новыми независимыми государствами, особенно учитыва€ конфликты с јзербайджаном, √рузией и ”краиной, не говор€ уже о предыдущих успехах на белорусском направлении – повышении вдвое цены на газ и получении 50% контрол€ над внутренней системой газопроводов в Ѕелоруссии. ћинск, напротив, имел лишь недельный запас нефти и не мог обратитьс€ к альтернативным поставщикам или союзникам.  роме того, белорусское правительство зависело от отбора нефти дл€ обеспечени€ внутренних нужд и получало более 2 млрд долларов от переработки и реэкспорта дешевого российского сырь€. ѕоследнее обсто€тельство имело особое значение дл€ обеспечени€ экономической и политической власти и контрол€ настроений в военной и деловой элите, чтобы не допустить по€влени€ жизнеспособной политической оппозиции. «авыша€ требовани€, ћосква перегнула палку. ѕуга€ ћинск страшными последстви€ми и практически гарантированной потерей так высоко ценимого «экономического суверенитета», –осси€ тем самым повысила привлекательность рисков, св€занных с незаконным отбором нефти и шантажом.

Ѕаку–“билиси–ƒжейхан и любопытные «не событи€».Ќа недавно построенных постсоветских трубопроводах сложилась совершенно ина€ ситуаци€ – там произошло гораздо меньше инцидентов со срывом поставок. Ќе счита€ периодических сбоев и атак на нефтепровод, Ѕ“ƒ, обеспечивающий поставки азербайджанской нефти на европейские рынки через √рузию и “урцию, удалось оградить от произвольного пересмотра условий соглашений. ¬ то врем€ как р€д факторов свидетельствовал в пользу осуществлени€ дорогосто€щего проекта (в том числе привлечение частных инвесторов, совпадение политических интересов новых независимых государств, поддержка третьей стороны), первоначальные соглашени€ основывались на том, что особенно высокими ставки на обеспечение бесперебойной работы трубопровода €вл€ютс€ дл€ √рузии. ѕроект – часть потенциально расшир€емой сети каспийских трансграничных трубопроводов, транзитна€ прибыль поступает с поставок всего перекачанного топлива, и “билиси зависит от поставок азербайджанского газа и нефти. Ќа кону перспективы будущих соглашений по энергетическому транзиту (особенно между јзербайджаном, √рузией и –умынией – AGRI) и совершенствовани€ нефт€ных экспортных терминалов. ј в услови€х открытого противосто€ни€ с ћосквой и фактической независимости јбхазии и ёжной ќсетии даже склонное к авантюрам грузинское руководство вр€д ли бы что-то выиграло, оказыва€ давление на операторов и обостр€€ разногласи€ с —Ўј и «ападной ≈вропой.  роме того, четко разграниченные в рамках нормативно-правовой системы јзербайджана права государства и иностранной компании и согласованный механизм урегулировани€ споров, в котором —оединенным Ўтатам предоставлена роль арбитра, закрепили надежность соответствующих об€зательств и обеспечили успех проекта.

 онструктивное участие –оссии. –азумеетс€, есть успешные проекты и с участием –оссии.  “ , единственный трубопровод в –оссии, который не принадлежит полностью государственному транзитному монополисту («“ранснефть») и по которому казахстанска€ нефть поставл€етс€ на рынки ≈вропы, работал без сбоев и может расширитьс€ к 2013 году. ”грозы ћосквы повысить налоги и транзитные пошлины, пересмотреть услови€ выплат и финансировани€, изменить структуру менеджмента консорциума и блокировать планируемое расширение, чтобы завладеть контрольным пакетом, в итоге оказались пустышкой.  лючевыми факторами дл€ продолжени€ успешной работы €вл€ютс€

  • согласованное поэтапное расширение,
  • привлечение нефт€ных производителей к разработке казахстанских месторождений, включа€ российский «Ћ” ойл», как полноправных партнеров  “ ;
  • варианты транзита российской нефти по расширенному трубопроводу;
  • соглашение всех сторон – включа€ частные компании и правительства –оссии и  азахстана, – о международном арбитраже на равных услови€х.

Ќаличие у  азахстана альтернативы – прокачивать свою нефть через Ѕ“ƒ или в  итай, равно как и продолжающеес€ соперничество конфликтующих российских нефт€ных компаний и «“ранснефти», см€гчили угрозу ресурсного национализма и повысили финансовые издержки блокировани€ расширени€  “ .

ѕо той же схеме –осси€ бесперебойно поставл€ет газ в “урцию дл€ реэкспорта на рынки ≈вропы и Ѕлижнего ¬остока. ’от€ первоначально переговоры были подпорчены неофициальными сделками, торговл€ газом постепенно стала более прозрачной. ѕроект «√олубой поток» получил преимущества благодар€ статусу јнкары как крупнейшего потребител€ российского газа (после 2015 г. ожидаетс€ рост спроса) и перспективам превращени€ “урции в глобальный транзитный центр. ¬ сочетании с лоббированием последующих проектов и двусторонних соглашений – со стороны ћосквы, европейских представителей и частных инвесторов – эти факторы повысили заинтересованность в продолжении бесперебойной работы. Ќесмотр€ на игры вокруг предпочтительных маршрутов трубопровода, объемов экспорта и транзитных пошлин между российскими и турецкими официальными лицами и энергетическими компани€ми, перечисленные выше обсто€тельства предопределили поддержку турецких предложений по транзиту российского газа и нефти, которые сейчас обсуждаютс€.

–екомендации

–оссийским и иностранным дипломатам, которые обсуждают будущее альтернативных евразийских трубопроводов, следует учитывать экономические и политические услови€, вли€ющие на баланс интересов и надежность соответствующих проектов. ’от€ каждый из них имеет свою специфику, можно выделить несколько основополагающих принципов.

Ќе все евразийские трубопроводы равноценны. ¬ случае произвольного срыва поставок издержки – экономические, политические и репутационные – будут совершенно разными дл€ трубопроводов, доставшихс€ в наследство от советского периода, и новых транзитных маршрутов, в которые вложены огромные стартовые инвестиции. ѕоэтому в стремлении к новым проектам государственным де€тел€м не следует руководствоватьс€ драматическим опытом недавних конфликтов между –оссией и ”краиной. Ќовые маршруты после запуска в эксплуатацию вр€д ли будут провоцировать агрессивные рискованные действи€.  роме того, политики должны пон€ть, что зат€жные конфликты между ћосквой и ћинском и ћосквой и  иевом по поводу цен, условий транзита и отбора в большей степени разрушили извращенную политэкономию старых трубопроводов, чем политические пристрасти€ руководства.

ƒиверсификаци€ диктует услови€ отдельным трубопроводам. ѕестра€ палитра энергетического экспорта демонстрирует не только необходимость государственного вмешательства, но и тот факт, что все правительства в ≈вразии (включа€ –оссию) могут играть как конструктивную, так и деструктивную роль в трансграничном транзите. Ќе стоит жертвовать преимуществами конкуренции между альтернативными вариантами ради конкретных проектов или изол€ции отдельных стран. ¬ этом отношении политикам в ¬ашингтоне, Ѕрюсселе и других европейских столицах не следует спешить, вынос€ решение о политической целесообразности строительства трубопровода «Ќабукко». “очно так же ћосква должна про€вить мудрость и позволить коммерческим соображени€м вз€ть верх над политическими импульсами при продвижении альтернативных вариантов проектов «ёжный поток» и «√олубой поток II». ѕолитикам следует продвигать общее «направление» в интересах диверсификации евразийского энергетического транзита – т. е. «ёжный коридор» – и урегулировани€ будущих споров, предоставив заинтересованным сторонам определ€ть источник ресурсов, эффективность затрат и услови€ контрактов по конкретному трубопроводу.

√арантии имеют ключевое значение дл€ трубопроводной дипломатии. —клонных к риску руководителей евразийских государств нужно силой убеждени€ удерживать от произвольного срыва поставок, которые дорого обойдутс€ всем. —ледовательно, американска€ и европейска€ «многопартнерска€» дипломати€ должна быть направлена на уменьшение политических рисков или на увеличение позитивных сторон бесперебойного функционировани€ альтернативных трубопроводов. Ќаилучшим образом это может быть реализовано путем инвестировани€ в энергетическую инфраструктуру транзитных государств, поэтапное расширение трубопроводной сети и разработку проектов успешных поставок энергоресурсов. ѕодобным же образом –осси€ должна избегать сложных договоренностей, которые прив€зывают льготный экспорт энергоресурсов к политическим и военным уступкам со стороны стран-транзитеров или потребителей, как это происходило с ”краиной, Ѕелоруссией и ћолдавией. Ёти дискреционные сделки будут воспроизводить конфронтацию и хронические риски, пока не разрешатс€ проблемы, которые св€заны со старыми советскими трубопроводами и сущностью гибридных режимов или не будут обеспечены услови€, когда те, кто несет затраты (российские нефт€ные и газовые компании, конечные потребители), пользуютс€ преимуществами. ¬ противном случае распутывать конфликты придетс€ за счет всех сторон.

—одействие институциональной прозрачности. ∆есткий торг с угрозой применени€ силы становитс€ способом решени€ споров вокруг трубопроводов в ≈вразии по причине чрезвычайной слабости и непрозрачности национальных регулирующих институтов, которые не способны гарантировать справедливое разрешение конфликтных ситуаций. Ёто усиливает давление при определении четких условий контракта и ответственности сторон, распределении долей во владении трансграничным трубопроводом между поставщиками и странами-транзитерами и более активном вовлечении в международные процедуры урегулировани€ конфликтов. —о временем вместо того, чтобы подталкивать участников к следованию международным нормам, следует удел€ть значительно большее внимание содействию прозрачности внутренних систем регулировани€ и механизмам надзора. »менно это €вл€етс€ ключом к заключению сделок, которые будут выполн€тьс€, а также позволит вы€вить враждебные намерени€. —оответственно, успех реализации жизнеспособного проекта южного трубопровода – будь то «ёжный поток», «Ќабукко» или AGRI – будет в равной степени зависеть от проведени€ целенаправленных реформ, которые смогут продемонстрировать надежность будущих национальных акционеров и их заинтересованность в выполнении соглашений, и от определени€ конкретных источников финансировани€ и энергоресурсов.  

јдам —талберг– доцент и содиректор ÷ентра стратегии, технологии и политики при Ўколе международных отношений, “ехнологический институт штата ƒжорджи€.

»сточник: «–осси€ в глобальной политике»

  • ƒата публикации: 08.11.2011
  • 859
ќќќ Ђƒ≈Ћќ¬џ≈ —»—“≈ћџ —¬я«»ї
ќтраслевой информационно-аналитический портал, посв€щЄнный энергетике Ѕеларуси. јктуальные новости и событи€. ѕодробна€ информаци€ о компани€х, товары и услуги.
220013
–еспублика Ѕеларусь
ћинск
ул. ул. Ѕ. ’мельницкого, 7, офис 310
+375 (17) 336 15 55 , +375 (25) 694 54 56 , +375 (29) 302 40 02 , +375 (33) 387 08 05
+375 (17) 336 15 56
info@energobelarus.by
ЁнергоЅеларусь

ЁнергоЅеларусь

ЁнергоЅеларусь

ЁнергоЅеларусь

191611654
5
5
1
150
150